Средства доказывания

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Шаблон:Заготовка Шаблон:Бакалавр Средства доказывания - это предусмотренные процессуальным законом источники получения сведений о фактических данных, входящих в предмет доказывания. Критерием выделения способов доказывания выступает режим исследования (свидетелей допрашивают, вещи осматривают, документы прочитывают и т.д.).

Объяснения сторон и третьих лиц

По форме не отличаются от показаний свидетелей, но свидетели должны говорить правду под страхом уголовной ответственности, а стороны и третьи лица за лжесвидетельствование ответственности не несут. Поэтому российские суды как правило объяснениям лиц, участвующих в деле, не доверяют.

Объяснения сторон и третьих лиц - это личное доказательство. У нас же в процессе за лиц, участвующих в деле, объяснения нередко дают представители, что неправильно. Представитель может служить источником фактической информации лишь в том случае, если он будет вызван в суд в качестве свидетеля. Вопрос о том, может ли при этом представитель продолжать вести дело, по которому дает показания, требует размышлений, однако, то, что представитель не может давать объяснения за другого, как это происходит повсеместно у нас - это бесспорно.

Раз объяснения - это личное доказательство, то объяснений юридических лиц быть не может. Фактическая информация, интересующая суд, всегда находится у физического лица - в нашем случае, у генерального директора.

В США и Англии объяснение сторон и показания свидетелей - одно и тоже доказательство. В Германии установлена уголовная ответственность за лживые показания сторон. В США даже в уголовном процессе обвиняемый, если хочет давать показания, становится свидетелем защиты и должен говорить только правду - иначе - уголовная ответственность.

Свидетельские показания

Это личное средство доказывания, свидетель должен указать источник своей осведомленности, должен быть беспристрастным. Отношение должно учитываться при оценке этого доказательства. Для того, чтобы давать объяснения по делу свидетелю дееспособность не нужна. Свидетельская способность связывается с уровнем психофизиологического развития. Должен быть в состоянии воспринимать, запоминать. воспроизводить.

ст.179 ГПК РФ – допрос несовершеннолетнего свидетеля

Сторона и свидетель как источник доказательства юридически незаменимы. Объяснения сторон - личные доказательства, юридически сознание лица незаменимо.

ч.3 ст.69 ГПК РФ - свидетельский иммунитет:

  • Не подлежат допросу в качестве свидетелей(имеют абсолютные иммунитеты, их запрещено допрашивать):
    • представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника;
    • судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели - о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;
    • священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, - об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди. Этот институт известен не всем религиям, не везде проводится исповедь, может даже называться по-другому. Должна соблюдаться тайна коммуникации священнослужителя и прихожанина. А иммунитет только для исповеди. Другие институты не предусмотрены. Эта формулировка неприемлема.

А как же врачебная тайна? Сам факт обращения к врачу есть тайна, не говоря уже о диагнозе. Как проверять больничные, с точки зрения врачебной тайны? А как истребовать амбулаторную карту из больницы? От суда тайн нет. Но это станет известно противной стороне. Хорошо, когда при оспаривании завещания гражданин уже скончался, мы исследуем был ли он ментально здоров. А в отношении живых? Этот иммунитет отсутствует, но сам перечень иммунитетов в системе законодательства более широкий. Не говоря уже о персональных данных. Есть ли обязанность оппонента хранить информацию в тайне? Формально – только в отношении частной переписки.

  • Вправе отказаться от дачи свидетельских показаний(имеют относительный иммунитет, вправе не свидетельствовать):
    • гражданин против самого себя;
    • супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей, родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных; Какие супруги? А против бывшего супруга надо свидетельствовать? Когда был факт были супругами, а в момент допроса бывшие? Или наоборот, стали к допросу? А если это гражданские мужья и жены? Не поймешь, о каких супругах идет речь.
    • братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки;
    • депутаты законодательных органов - в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;
    • Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации - в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей.

П. 4: но дяди, тети, фактические воспитатели, двоюродные братья и сестры. Гражданские браки, бывшие супруги - они могут быть даже ближе родных. Такие вещи не могут быть определены законом. Освобождать от необходимости свидетельствовать должен суд, в соответствии с конкретными обстоятельствами дела. В наше время даже УПК говорит о близких лицах, не только о близких родственниках. Уголовный закон учитывает фактическую семью.

Письменные доказательства

ст.71 ГПК РФ Единственный признак, названный в законе - способ фиксации информации. В вещественном доказательстве исследование проходит в режиме осмотра и оглашения ст.181 ГПК РФ. Письменное – доказательство, в котором информация зашифрована с помощью знаковой, сигнальной системы.

Признаки письменного доказательства:

  • Человекочитаемость, нас интересуют знаки, которыми доказательство зашифровано. Письменное доказательство выполнено записью.
  • Представляет собой акт творчества - в нем всегда выражена мысль человека. Может ли быть животное источником письменного доказательства? Нет.
  • Как правило, создаются до и вне процесса. Иногда происходит смешение. Иногда суд запрашивает доказательства.

Заключение государственного органа – мнение, которое он высказывает как профессионал, мнение доказательством не является. С другой стороны могут содержать сведения о фактах - в этой части становятся письменным доказательством, но оно создается в процессе, после вынесения определения суда, и для целей процесса.

ч.1 ст.71 ГПК РФ. Письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом (способ выполнения на достоверность не влияет, это способ установления источника). Но достоверность вообще не является признаком судебного доказательства - приобщаем к делу все, только потом решаем достоверно или нет).

Закон называет решения судов и протоколы письменными доказательствами. Может ли суд являться источником доказательств? С точки зрения генезиса суд собирает доказательства из окружающего мира или сам является источником доказательств по делу? У каждого доказательства может быть источник, для протокола это суд. Но суд собирает доказательства, а не создает. Какова сила протокола как доказательства? Система свободной оценки состоит в том, что ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы. Может ли суд критически оценить протокол судебного заседания и написать, что там все вранье написано, истца там не было, свидетель так не говорил. Может ли протокол быть недостоверным доказательством? Или он имеет заранее установленную силу? Ни одно доказательство ее не имеет. Можно ли вызвать секретаря судебного заседания в качестве свидетеля? Неужели секретарь будет говорить, что в протокол просто формально занесли определенные сведения? Секретарь свидетелем быть не может. Нельзя допрашивать секретаря, это все равно что допросить судью. Есть специальная процессуальная форма опровержения – принесение замечаний на протокол. Но как только они приняты или отклонены, протокол становится единственным доказательством. Является ли протокол доказательством? Если является, значит он должен иметь заранее установленную силу. Иначе суду придется свободно оценивать такой акт и в случае необходимости прийти к выводу, что протокол не достоверен.

Форма доказательства не равна доказательству. В протоколе 2 вида информации: 1) Внешний ход судебного заседания (кто был, какие ходатайства были заявлены); 2) объяснения сторон, показания свидетелей и ответы эксперта на вопросы в заседании. Это информация, исследованная в заседании и зафиксированная в протоколе. Какой вид информации является доказательством? Становятся ли письменными доказательствами показания свидетеля, объяснения сторон в протоколе? Или это письменная форма этих доказательств? Проблема в системе допустимости доказательств.

Шаблон:Например

На роль письменного доказательства претендует первый вид информации – ход судебного заседания. Но для этого нужно ответить на вопрос, может ли суд являться источником доказательства и какова его сила? Итак, протокол судебного заседания фиксирует:

  1. Ход судебного заседания, отражение его внешнего хода - является письменным доказательством. Но и в этом случае встает вопрос: что делать с заранее установленной силой доказательств? Если протоколы являются доказательством для суда кассационной инстанции, то как вообще можно обжаловать, если, например, вообще не было заседания, а протокол написан судьей без его проведения?
  2. Объяснения сторон, показания свидетелей, ответы эксперта на вопросы - всегда только письменная форма доказательства. Оцениваем по правилам не письменных, а конкретных доказательств ( как свидетельские показания, объяснения сторон и т.д.)

ч.2 ст.174 ГПК РФ все перемешала. Объяснения сторон и 3 лиц заслушиваются. Ч. 2 ст. 174 ГПК говорит об оглашении – тех протоколов, которые получены по статье ст.62 ГПК РФ, ст.64 ГПК РФ. Это судебные поручения (допросил другой суд по месту жительства) и обеспечение доказательств (до процесса, когда доказательство не доживет до полноформатного состязания – лицо умирает, уезжает, его нужно немедленно опросить). Это протоколы процессуальных действий – производная форма объяснений и показаний. Ст. 174 ГПК и говорит нам об оглашении. Получено же доказательство путем расспроса. Мы бы и здесь лицо допросили, но были особые обстоятельства. Здесь имеем дело с производной формой того доказательства. Наряду с этим появляется объяснение в письменной форме лиц, участвующих в деле в случае их неявки. Согласиться здесь с законодателем категорически невозможно! Он допускает разные режимы исследования. Смешивает то, что написано самим истцом и то, что получено в виде процессуального действия. Это ошибка. Альтернативный режим невозможен в силу принципа непосредственности. Что есть непосредственное получение судом объяснений стороны? Пришел – слушаем, не пришел – читаем, что прислал. Но принцип непосредственности не позволяет читать то, что написано на бумаге. С другой стороны, как и с представительством, это все попытки (юридическое лицо вообще не может давать объяснений в силу гносеологии, но это тоже источник процесса) примирить противоречия. Невозможно так давать объяснения, т.к. это нарушение равноправия и состязательности. Письменным объяснением другая сторона лишается возможности допросить. Надо давать объяснения в состязательном режиме, обеспечивая права другой стороны. Под градом вопросов вы начнете бледнеть, краснеть. Процесс позволяет вывести на чистую воду. Законодатель не прав. Практика же идет по этому пути. Стоит задача ускорения процесса. Свидетели могут изложить в АПК показания в письменной форме, чтобы обеспечить более полное фиксирование в материалах дела. Но пишут в зале суда. Это не способно заменить устный допрос. Адвокат не может привезти показания свидетеля, которому некогда.


Ст. 71 ГПК идет так далеко, что относит к письменным доказательствам приговоры и решения суда. Вступившие в силу или любые? Можно отмененные? Горсуд отменил, а мы берем как доказательство?Решение или приговор по другому делу попадают в материалы данного дела, если имеют преюдициальное значение. В деле должны быть те же лица и так далее. Но если мы берем преюдицирующий акт в дело, он не может являться доказательством. Это акт органа власти, обязательный для суда. Это как закон, он вообще не исследуется и не оценивается. Никто не может оспорить эти факты. Но законодатель в ст. 71 ГПК говорит, что если нет условий для преюдиции, другие лица – берем акт как письменное доказательство. Могут ли правила ст. 71 быть использованы, чтобы обходить ограничения преюдиции? Ст. 71 создает такое ощущение. Но если возьмем как обычное доказательство, как мы будем его оценивать и работать с ним? Как имеющее заранее установленную силу? Тогда это ничем не отличается от преюдиции. Или свободно оценивать? Так не можем оценить. Так разрушается система преюдиции, для которой есть строго определенные условия.

Шаблон:Например

Ст. 71 дальше не вызывает радикальных возражений, как ч. 1. Только ч. 2 – в форме надлежащим образом заверенной копии. Что значит – надлежащим образом заверенная копия? Со всякого ли документа можно снять заверенную копию? Если перед нами копия, но не удостоверенная надлежащим образом. Это касается частных документов.

Шаблон:Например

Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

В налоговом законодательстве заключение эксперта - что это? Оно давалось не по инициативе суда, а по назначению налогового органа. Будем работать не как с письменным доказательством, а как с заключением эксперта, необходимо проверить компетентность эксперта и т.д.

Вещественные доказательства

ст.73 ГПК РФ: вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Хранят информацию без использования знаковой системы, осматриваются путем внешнего осмотра. Необходимо разграничивать доказательства и объекты экспертного исследования. То и другое – носители информации. Но доказательство должно быть доступно непосредственному восприятию суда, а объект – нет. Так и надо проводить разграничение. Информацию нужно преобразовать, это будет делать эксперт. Так в преобразованном виде в виде заключения она поступит в процесс. Кодекс не знает официального деления носителей на доказательства и объекты экспертного исследования. Хотя есть ст.81 ГПК РФ. Не все, что есть в материалах дела, есть доказательство. Отобрание образцов почерка – они ничего не доказывают, собираются для производства экспертизы. Собираются путем совершения процессуального действия. Есть действия по собиранию доказательств и по собиранию объектов. Закону не чуждо разграничение доказательств и объектов. Проблема в принципе непосредственности – пока он есть, будут эти проблемы. Вещественные доказательства есть тогда, когда суд может воспринять непосредственно. Суд никогда не пойдет осматривать автомобиль. Он ничего не сможет установить. И это гносеологически правильно.

Аудио- и видеозаписи

ст.77 ГПК РФ: лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Насколько оправдан такой формальный поход в разрешении обычных повседневных конфликтах. Неоправданно жестокое требование. ст.185 ГПК РФ – порядок исследования. Воспроизведение осуществляется в зале или специально оборудованном помещении, с указанием признаков, при необходимости может быть повторено, судом может быть назначен специалист и экспертиза. Видеоформа доказательства и видеозапись – это разные вещи.

Шаблон:Например

Заключение эксперта

Экспертиза - это исследование, в результате которого появляется доказательство - заключение эксперта. По вопросам права экспертиза назначена быть не может: единственное исключение - для Конституционного Cуда РФ.

Виды экспертиз:

  • комплексная
  • комиссионная
  • повторная
  • дополнительная

Это доказательство появляется только как результат действий суда. Несудебные экспертизы не имеют статуса экспертизы как доказательства. Назначить должен именно суд. Есть процессуальная форма – ставим вопросы, слушаем мнения о кандидатурах. Но конечный круг вопросов, эксперт, материалы определяются судом. Все определяет суд. Поэтому наша экспертиза – это следственная экспертиза. Состязательная экспертиза проводится сторонами, а эксперты – это свидетели (особого рода) сторон, институт сведущих лиц (например, в англосаксонском процессе. Там вопросы ставит сторона, суд не принимает участия в назначении экспертизы, только вызывает и допрашивает эксперта). Там стороны ищут и несут риск. В нашем процессе была бы лучше состязательная экспертиза. Есть возражения: У нас стороны не отвечают за ложь в суде. Не в том состоянии адвокатура, нет инфраструктуры состязательности.

Шаблон:Например

Проблема доказательства, полученного с нарушением федерального закона. В законе об экспертной деятельности написано, что государственные эксперты не вправе заниматься совместительством, получать поручения от кого-либо кроме руководителя учреждения и не вправе работать в качестве негосударственных экспертов. Но они не прочь подзаработать на стороне. Получаем заключение экспертизы утром от Иванова. А после обеда из частного бюро – тоже Иванов. А не тот ли это Иванов? А тот самый. А ведь ему нельзя совместительствовать. Будет ли вторая экспертиза получена с нарушением закона? Нарушение закона налицо. Но будет ли такое доказательство полученным с нарушением ФЗ? Нет, не будет. За фразой стоят права и свободы и минимальные требования гносеологической достоверности. Запрет совместительствовать не связан с правами человека и не влияет на достоверность экспертизы. Нет приоритета государственных экспертов. Запрет совместительства не направлен на обеспечение гносеологических требований. Не всякое нарушение ФЗ порочит экспертизу. Это характерно для гражданского процесса. В уголовном процессе подход другой. Оценка заключения экспертов – это стаж работы, квалификация, методики, непротиворечивость выводов. Работа с заключением экспертов сама по себе требует специальных знаний.

Можно поручить экспертизу экспертному учреждению. Конкретного эксперта назначает руководитель учреждения. А как реализовывать право на отвод? Заявлять начинаем, когда получили заключение эксперта, узнав, что он родственник. Отвод надо заявлять в начале, до проведения экспертизы. А как это сделать, если руководитель определяет эксперта? Он должен сообщить сторонам по телефону? А отвод можно заявить по телефону? Отвод надо обсуждать в заседании. Суд не должен ограничиться учреждением. Пленум ВАС прямо указал, что нужно звонить в учреждение, ставить фамилию эксперта на обсуждение сторон, иначе право на отвод реализовать невозможно, оно становится иллюзорным. А заявлять отводы после – напрасно тратить деньги и время. Это огромные совокупные потери государства и участников.

Другие средства доказывания

Шаблон:Есть мнение, что де-факто к доказательствам также может быть отнесена консультация специалиста. ГПК наряду с экспертом знает специалиста – тоже носителя специальных знаний. Консультация специалиста доказательством не признается. Эксперт дает заключение в результате проведенного исследования, а специалист исследования не проводит. В уголовном процессе это тоже доказательство, а здесь нет. Закон объясняет, зачем нужно приглашать специалиста. Его можно и нужно приглашать для назначения экспертизы. Поставить вопрос эксперту тоже нужно уметь. Суд не обладает этими знаниями. Для осмотра письменных, вещественных, для воспроизведения аудио-, видеозаписи. Специалист обязан явиться, дает консультацию устно или письменно. Это правильно, фигура специалиста необходима. В арбитражном процессе он есть, и это вызывает к жизни ряд вопросов о дифференциации ГПК и АПК, т.е. до каких пределов возможны отличия между двумя кодексами? Инициатива в привлечении специалиста может исходить из сторон. Последнее слово всегда за судом. Суд определяет процессуальное положение. Буквально, суд не вправе основывать свои выводы на консультации специалиста. И в этом противоречие (в отличие от УПП и АПП). Странное положение у специалиста – мы используем информацию, но не можем ссылаться в решении. У него техническая роль – помочь составить схему, осмотреть. Правы авторы, которые полагают, что это неверно. Закон должен признать консультацию специалиста доказательством, тем более, что законодатель уже разрешил эту проблему в АПК.