Преюдициальность

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Преюдиция - это предрешение. Преюдиция - это обязательность мотивов судебного решения. Обязательность - это обязательность резолютивной части. Преюдиция - это обязательность мотивировочной части (предрешенность фактов, установленных в мотивировочной части судебного решения).

Преюдиция имеет субъективные пределы. Преюдиция есть только в том споре, где участвуют те же лица. Тождество лиц не должно быть 100-процентным. Классический пример - это регресс. Кредитор взыщет с должника, а регрессор будет третьим лицом. Во втором деле должник, ставший кредитором, будет взыскивать с регрессора, и там будет преюдиция. Важно понимать, что если в процесс попадает хотя бы одно новое лицо, то преюдиции нет. Почему нет?

Мы живем во времена мучительной агонии преюдиции. Это из-за того, что мотивировочная часть судебного решения - это результат состязательного противоборства. Мотивы - это результаты того, как спорили стороны: пассивно или активно.

По УГС 1864 года мотивы судебного решения в силу не вступали вообще, ибо считалось, что это формальная истина и то, что там написано в этих мотивах, не важно, ибо они могут обмануть суд, могут согласовать позиции и т.д.

Но с победой 1917 года социалистической революции истина стала объективной. А раз она объективная, то грех не ввести преюдицию. Правда в решении - это правда, которая имела место на самом деле. А коли так, то преюдиция появилась в советских кодексах.

В 1993 году провозглашается состязательность. Формальная истина возвращается, но правила о преюдиции слово в слово совпадают с ГПК 1964 года. Преюдиция встала в принципиальный конфликт с состязательностью. Раньше была преюдиция, но раньше и следственность была. А теперь возникло вот такое вот противоречие. Отсюда и появилась агония преюдиции.

Сегодня логика процессуального поведения диктуется тактикой и стратегией участника спора.

Пример. Иск Иванова к Петрову о взыскании неустойки за просрочку оплаты поставленного товара. Петров получает иск и думает: Мне не до этого, да и неустойка там наверно копеечная. Не пойду я в суд. Иванов выиграл дело. Что в мотивировочной части судебного решения написано? Там написано, что между сторонами был заключен договор. Иванов вновь иск предъявил о взыскании убытков. Петров обалдел, пришел в суд и заявил: договор не заключен. А Иванов говорит: Петров, смотри, вот тебе судебное решение, которое преюдициально.

Тут получается, что преюдиция - это наказание. Петров, ты можешь наплевать на неустойку, но помни, что тебе это потом может аукнуться. Преюдиция - это наказание?

Второй пример. Тот же иск. Все то же самое. Иванов проиграл дело. Суд признал договор незаключенным. В судебном решении написано: судом установлено, что между сторонами не согласовано существенное условие. Между тем, товар по договору был поставлен, и товар был с душком. Петров к Иванову иск предъявляет о взыскании убытков за плохой товар. Иванов говорит: Преюдиция! А Петров отвечает: Иванов, в том деле бремя доказывания было на тебе, ты должен был доказывать, что договор заключен, и ты не справился. А здесь бремя доказывания заключенности лежит на мне, и я справлюсь. Иванов удивляется: как это, я что, должен был ему помогать доказывать, что договор заключен, думая о завтрашнем дне, о том, что завтра ко мне иск предъявить могут?

На вопрос: Будет ли такое-то решение преюдициальным? А вот никогда (ни-ког-да!) нельзя категорично сказать, было ли оно преюдициальным. Преюдиция в агонии. Все в замешательстве: у нас формальная истина, но преюдициальность осталась.

Поэтому у нас в одном деле преюдицируют, а в другом - нет.

У нас высшие суды придумали следующее.

Разграничение факта и его правовой оценки.

В мотивировочной части написано: "При таких-то обстоятельствах сделка является недействительной". Недействительность сделки - это факт или его правовая оценка? Заключенность или незаключенность договора - это факт или его правовая оценка? Если оценка, то у нас оценка не преюдицирует, а преюдицируют только факты.

П.2 ч.4 ст.392 - недействительность сделки должна быть в мотивировочной части указана или в резолютивной?

Преюдиция как санкция за бездействие (не возразил в первом деле, вот тебе преюдиция) - это первая концепция. Преюдиция как санкция за неоказание помощи - тоже непонятно. Ну, короче агония.

Отметим, что выводы о достоверности не преюдицируют никогда. Преюдицируют только установленные факты. А у нас (если договор с подлинной печатью и т.д.) данный лист бумаги лишь показывает, что стороны ПЫТАЛИСЬ (а не заключили) заключить договор.

А существует ли факт под названием ДОГОВОР, если он не заключен? Нет, ибо суд устанавливает юридические факты.

В таком факте как сделка, оторвать факт от правовой оценки нельзя.

Перед нами договор, и на нем штамп: государственная регистрация. Это письменное доказательство. Оцениваем на достоверность. Выяснили - поняли. Значит, регистратор пытался зарегистрировать. Регистрация сама будет тогда, когда регистрация будет законной. А законность - это оценка, а не факт. Факт - это попытка зарегистрировать.

Почему практика родила разделение фактов и правовой оценки? Это попытка избавить преюдицию от агонии.

Недействительность сделки - это оценка, но не существует факта под названием сделка, если она недействительна. А у нас вот существует. Это бред, ага. Но вот так вот.

Можно поставить вопрос об асимметричности преюдиции: факт должен преюдицировать для того, на ком лежало бремя доказывания. Для тебя преюдицирует, ибо на тебе бремя доказывания этого факта лежало. А для меня не преюдицирует, ибо я ничего доказывать не должен был. Это уже что получается? Это получается наполнением преюдиции состязательным смыслом.

Преюдицию нужно убрать.

Отметим, что еще одно направление смягчения преюдиции состоит в том, чтобы разделить все факты в мотивировочной части судебного решения нужно разделить на факты-решения и факты сопутствующие. Факты-решения - это факты, о которых стороны спорили. А сопутствующие - это те, о которых стороны не спорили. Факты сопутствующие не преюдицируют. Факты-решения преюдицируют, ибо они устанавливались в результате состязания, которые доказывались и т.д. Но из закона преюдицируют все факты без разбора.

Это все ведет нас к вопрос о том, преюдицируют ли факты, установленные на основе признания (ст.68 ГПК РФ)? Или только те факты, которые были спорными и устанавливались, в силу их спорности, судом? А те факты, которые не были спорными (и признание к ним относится), не преюдицируют?

Преюдиция - страшное дело.

Согласно п.2 ч.4 ст.393 ГПК РФ, к новым обстоятельствам (основания для пересмотра судебного решения) относится признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу. Это надо понимать так, что с иском о признании сделки недействительной может обратиться только тот, кто ранее не участвовал в процессе, где недействительность сделки не была констатирована? Или это признание того, что суд взыскивая задолженность по сделку, не проверяет ее действительность?

Например: Предъявлен иск о взыскании неустойки, вызванной неисполнением обязательства. Само существование обязательства, его действительность ответчиком не оспаривалась. Суд занимается неустойкой и, взыскивая ее, он, конечно же, констатирует, что обязательство есть. Но эта констатация будет выступать фактом сопутствующим, поскольку существование обязательства не отрицалось. А если потом будет предъявлен иск о признании сделки недействительной, то первое решение о взыскании неустойки не будет преюдицировать. Недействительность сделки в первом случае не являлась предметом рассмотрения суда. Так можно оправдать ту преюдицию, которая на сегодняшний день закреплена в Шаблон:ГПК РФ. Но общая точка зрения: состязательный процесс и преюдиция являются несовместимыми, между ними неизбежен конфликт. Именно поэтому преюдицировать могут только факты спорные, поскольку они являлись предметом рассмотрения суда и могут претендовать на то, что они были установлены судом.

Одной из проблем современного российского процессуального права является межотраслевая преюдиция и связанная с ней ассимметричность преюдиции.

Преюдиция и свободная оценка доказательств Факты, установленные судом, обязательны в первую очередь для сторон или для суда? В этом состоит проблема свободной оценки доказательств в сочетании с преюдицией. Что сильнее? Есть мнение, что все-таки свободная оценка доказательств. Если из них следует факт, то суд должен этот факт признать. Но у нас не так.

Ссылки Березий А., Мусин В. О преюдиции судебных актов // Вестник ВАС РФ, 2001.

Постановление Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 г.