Задачник:Частичность правопреемства

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Горин предъявил к Мозгулину иск о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами. В ходе рассмотрения дела Горин уступил Аушеву право требования процентов за пользование чужими денежными средствами по договору цессии. В подтверждение передачи права был составлен акт приема-передачи.

Аушев обратился в суд с заявлением о вступлении в дело в качестве правопреемника Горина в части требования о взыскании процентов.

Горин возражал против осуществления правопреемства со ссылкой на то, что он не получил обусловленную договором цессии плату за уступленное право в предусмотренные этим договором срок. В связи с этим он отказывается передавать право Аушеву. «Сделка цессии требования, предъявленного для осуществления в судебном порядке, может считаться состоявшейся только при условии оформления процессуального правопреемства, до вынесения судом такого определения право не может считаться переданным цессионарию. Подписанный акт передачи права никакого значения в данном случае не имеет: если право стало предметом судебного рассмотрения, то оно может быть передано другому субъекту только перед лицом суда, а совершать такую передачу я отказываюсь» - отмечал Горин в своих возражениях.

В свою очередь судья вообще усомнился в возможности частичного процессуального правопреемства. «Процессуальное правопреемство всегда универсальное; если же допустить вступление в процесс Аушева в качестве соистца, то неясно, в каком объеме процессуальных прав и обязанностей он будет правопреемником Горина, ибо последний сам остается в деле. Цессия ничтожна, т.к. требует частичного процессуального правопреемства, что невозможно, следовательно, Аушеву должно быть отказано во вступлении в дело» - указал судья.

Проанализируйте позиции участников спора. Может ли уступка требования, предъявленного в суд, считаться состоявшейся ранее, чем судом вынесено определение о процессуальном правопреемстве? Допустимо ли частичное процессуальное правопреемство? Как бы Вы разрешили ходатайство Аушева о вступлении в процесс в качестве правопреемника Горина и почему?


5. Уступка части права (требования) по обязательству, предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству.

Цессионарий обратился в арбитражный суд с иском к покупателю (должнику) о взыскании задолженности за переданный по договору купли-продажи товар.

Согласно материалам дела общество с ограниченной ответственностью (продавец) в соответствии с договором купли-продажи передало ответчику (покупателю) на согласованных сторонами условиях определенный товар. Однако покупатель переданный ему продавцом товар не оплатил. Впоследствии продавец (цедент) уступил истцу определенную часть права (требования) к должнику на оплату переданных по договору купли-продажи товаров, в остальной части права сохранились у цедента. При этом, как было установлено судом и не оспаривалось ответчиком, продавец свои обязательства по договору купли-продажи исполнил надлежащим образом.

Суд признал соглашение об уступке права (требования) недействительным, полагая, что уступка права (требования) в соответствии с положениями "параграфа 1 главы 24" ГК РФ влечет полную замену кредитора в обязательстве, и, следовательно, она допустима только при условии, если к новому кредитору переходят в полном объеме все вытекающие из обязательства права.

Суд кассационной инстанции решение суда отменил, иск удовлетворил по следующим основаниям.

В соответствии со "статьей 384" Кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Данная норма является диспозитивной и допускает возможность установления договором регулирования, отличного от определенного ею общего правила. Поэтому первоначальный кредитор, если предмет обязательства, из которого уступается право (требование), делим, вправе уступить новому кредитору принадлежащее ему право (требование) к должнику как полностью, так и в части. В данном случае уступка части права (требования) была осуществлена по денежному обязательству, которое является делимым.

В другом случае арендодатель обратился с иском в суд к арендатору и индивидуальному предпринимателю о признании недействительным договора о создании общества с ограниченной ответственностью, заключенного между ответчиками, в части, устанавливающей обязательство арендатора по внесению арендных прав в качестве вклада в уставный капитал создаваемого общества. Ответчики просили в удовлетворении требования отказать, полагая, что оспариваемое условие договора соответствует "пункту 2 статьи 615" ГК РФ, предусматривающему право арендатора на внесение с согласия арендодателя арендных прав в уставный капитал хозяйственных обществ, согласие арендодателя было получено.

Не оспаривая факта своего согласия, истец настаивал на удовлетворении требований, считая, что спорное условие противоречит положениям "главы 24" ГК РФ и "пункту 2 статьи 615" Кодекса. По мнению истца, в уставный капитал создаваемого общества арендные права могли быть внесены только при условии передачи арендатором обществу права пользования в отношении всех предоставленных ему по договору аренды помещений. Арендатор же передал обществу арендные права только в отношении трех из пяти нежилых помещений, предоставленных по договору аренды, сохранив за собой право пользования в отношении оставшихся.

Суд, рассмотрев материалы дела и установив наличие согласия арендодателя на передачу арендатором обществу арендных прав в отношении трех помещений, в удовлетворении иска отказал. При этом судом было указано, что предмет договора аренды (имущественное право пользования несколькими помещениями) является делимым, поэтому соответствующие арендные права могли быть уступлены в определенной части. Кроме того, возможность частичной уступки права (требования) прямо следует из "статьи 384" ГК РФ, а "пункт 2 статьи 615" Кодекса не содержит запрета на передачу арендных прав в отношении части помещений.