Задачник:Татуировка

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Мастер по выведению татуировок Иванов выполнил ряд оригинальных работ на теле Петровой и с ее согласия сделал их фотографии, которые разместил на своем Интернет-сайте. Вскоре Иванов обнаружил свои фотографии на Интернет-сайте салона, содержащем предложение по оказанию соответствующих tattoo-услуг. Владельцем сайта значился Сидоров, а в разделе «Контакты» был указан e-mail последнего. Иванов предъявил иск о признании его автором незаконно размещенных изображений, удалении соответствующих фотографий с Интернет-сайта Сидорова и выплате компенсации. В качестве доказательства незаконного использования объектов авторского права Иванов приложил к исковому заявлению электронную переписку, которую по просьбе Иванова осуществлял его друг Васильев, представившийся в письме к Сидорову потенциальным клиентом. Ответ Сидорова гласил: «Готов оказать услуги согласно образцам, размещенным на сайте. Цена услуги – 10 000 рублей». Соответствующая переписка по просьбе Иванова была нотариально удостоверена по процедуре обеспечения доказательств (ст.102 Основ законодательства о нотариате). Петрова, узнав, что Иванов подал иск, решила также подать иск о защите права на свое изображение. Она немедленно обратилась к нотариусу с просьбой об обеспечении в качестве доказательств «контрафактных» фотоснимков, размещенных Сидоровым. Нотариусом был составлен протокол осмотра сайта Сидорова, однако Петрова в итоге решила иск не подавать и передала протокол осмотра Иванову. Спустя некоторое время Сидоров узнал о предъявленном к нему иске и удалил со своего сайта все спорные снимки.

Сидоров иск не признал и оспаривал законность доказательств Иванова. В отношении материалов электронной переписки Сидоров утверждал следующее. Во-первых, письмо в адрес Васильева он не направлял. Истец подделал соответствующую переписку и ввел в заблуждение нотариуса, который, не обладая соответствующими специальными познаниями, позволяющими установить факт фальсификации, «обеспечил» данное доказательство. Во-вторых, даже если соответствующее письмо им и направлялось, оно было адресовано Васильеву, а тайна переписки распространяется на электронную коммуникацию и защищает как адресата, так и отправителя. Своего же согласия на передачу письма третьим лицам Сидоров Васильеву не давал. В-третьих, обеспечение нотариусом этого доказательства было произведено незаконно: нотариус вправе обеспечивать доказательства только тогда, когда существует возможность их утраты. В данном же случае переписка хранилась в электронном ящике Васильева, и никакой опасности ее исчезновения не существовало. По мнению Сидорова, Иванов осуществил «обеспечение» лишь для создания видимости того, что соответствующее доказательство исходит от нотариуса и имеет повышенное доказательственное значение.

В отношении протокола осмотра сайта Сидоров утверждал, что порядок обеспечения также не был соблюден, так как оно было произведено нотариусом уже после начала процесса, что недопустимо (ст.102 Основ). Следовательно, и это доказательство было получено Ивановым с нарушением закона.

Иванов возражал Сидорову. Тайна электронной переписки в данном случае не нарушена, так как письмо не содержало никаких личных сведений, а личность адресата не имела в данном случае для Сидорова никакого значения. Кроме того, институт «обеспечения доказательств» имеет своей целью, в том числе, преодоление «затруднительности» предоставления тех или иных материалов в суд. В данном случае эти условия имели место, так как суду затруднительно самостоятельно знакомиться с данными электронной почты (требуется соответствующая техника, необходимо привлечение специалиста и т.п.). В отношении составленного нотариусом протокола осмотра сайта Сидорова Иванов полагал, что доказательство было обеспечено с соблюдением закона, т.к. соответствующее нотариальное действие проводилось по просьбе Петровой, которая не являлась участником процесса в тот момент, и лишь потом было передано Иванову. Даже если соответствующее нарушение и имело место, то оно является процедурным и никак не умаляет достоверности собранного доказательства.

На последнее замечание Сидоров указал, что Петрова обеспечивала доказательства в своем интересе (для себя), и Иванов не вправе их использовать. Он утверждал, что по смыслу закона доказательства обеспечиваются нотариусом по заявлению заинтересованного лица для целей проведения конкретного процесса и могут быть использованы исключительно в рамках того дела, для которого осуществлялась процедура обеспечения. Поскольку Петрова иска не предъявила, в деле не участвует, полученные в ходе инициированных ею обеспечительных действий доказательства в данном процессе использованы быть не могут.

Должен ли суд принять представленные сторонами доказательства?