Задачник:Спор о коммунальной комнате

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Иванова проживает с семьей из 4 человек в 11-комнатной коммунальной квартире в комнате площадью 11,8 кв.м. Она обратилась в районную администрацию с просьбой о предоставлении ей освободившейся в этой квартире комнаты площадью 12,8 кв.м., т.к. нуждается в улучшении жилищных условий.

Решением Администрации района ей отказано в предоставлении комнаты, т.к. Иванова сознательно ухудшила жилищные условия тем, что вселила в занимаемую комнату двоюродную сестру. Освободившаяся комната решением Администрации предоставлена Сидоровой, которая с семьей из 3 человек проживает в этой же коммунальной квартире.

Иванова обратилась в суд с заявлением о признании Решения Администрации об отказе в предоставлении ей освободившейся комнаты незаконным в порядке гл.25 ГПК.

Судья поставил на обсуждение участников процесса вопрос о переходе к рассмотрению дела по правилам искового производства в виду наличия спора о праве, т.к. Иванова, по сути, требует заключения договора социального найма с собственником комнаты (Санкт-Петербург) в лице Администрации района, а такие дела являются исковыми.

Представитель Администрации полагал, что спор о праве действительно возник, но не с Санкт-Петербургом как собственником, а с Сидоровой, которой комната предоставлена решением Администрации.

Иванова полагала, что спора о праве на проживание в комнате с Администрацией у нее вообще быть не может. К Администрации она может иметь только публично-правовое требование о предоставлении жилого помещения. Кроме того, следует различать требование "обязать заключить договор", заявляемое как исковое в порядке ст.445 ГК, и такое же требование, являющееся способом реализации решения суда при удовлетворении заявления в соответствии с ч.1 ст.258 ГПК РФ РФ. Правда, пояснить, как именно следует различать эти требования, Иванова не смогла. Что касается спора с Сидоровой, то пока Сидорова на основании решения Администрации не заключила договор социального найма на спорную комнату (а такой договор еще не заключен), у нее нет гражданских прав на нее, поэтому спора о праве с ней у Ивановой также нет.

Судья также высказал мнение, что в пользу рассмотрения дела в исковом порядке служит то соображение, что в настоящем деле не могут быть применены правила о распределении бремени доказывания, закрепленные в ГПК в качестве особенности данного вида производства. Возлагать бремя доказывания на административный орган можно только в том случае, если оспаривается решение (действие), совершенное им не в ответ на обращение гражданина о предоставлении каких-либо благ. В данном же случае обращаясь с просьбой о предоставлении освободившейся комнаты, Иванова должна была доказать административному органу наличие оснований возникновения права на предоставление комнаты. Соответственно, в суде бремя доказывания наличия права на предоставление комнаты также лежит на ней. Да и доказательства наличия оснований претендовать на комнату явно находятся у Ивановой, а не у администрации. Поэтому бессмысленно и невозможно в таком деле реализовывать полномочие суда на истребование доказательств от органа администрации. Если нет оснований (да и возможности) применять при рассмотрении дела особенности, образующие сущность вида производства, то дело не подлежит рассмотрению в таком производстве, а должно рассматриваться в исковом производстве.

Оцените позиции сторон и суда. Имеются ли основания для рассмотрения требований Ивановой в исковом производстве? В чем значение правил о распределении бремени доказывания, закрепленных в ст.249 ГПК РФ?