Задачник:Обратная преюдиция

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Сидоров приобрел у Общества «Морфей» звукозаписывающее оборудование с целью его использования в своей профессиональной деятельности (создание студии аудиозаписи). Согласно условиям договора купли-продажи покупатель должен был оплатить товар на условиях частичной отсрочки платежа.

Сидоров не исполнил платежные обязательства, и Общество «Морфей» предъявило к нему иск о взыскании суммы долга. Сидоров в судебное заседание не явился, представителей не направил, возражений против иска не заявил. Однако в связи с утратой Обществом документов, подтверждающих факт заключения договора и передачу оборудования, суд указал на невыполнение истцом бремени доказывания по вопросу о существовании между сторонами договорных отношений и отказал в удовлетворении иска.

Спустя некоторое время после вступления решения суда в законную силу Сидоров обнаружил в приобретенном оборудовании недостатки и предъявил к Обществу иск об их устранении. В судебном заседании он ходатайствовал перед судом о приобщении к делу доказательств, подтверждающих наличие между ним и Обществом договорных отношений: договора купли-продажи в письменной форме и акта приема-передачи.

По вопросу о приобщении представленных доказательств мнение участников процесса разошлись. Общество настаивало на том, что представленные доказательства направлены на опровержение истцом факта отсутствия договорных отношений, что недопустимо в силу правил о преюдиции, ибо, вынося решение по первому делу, суд установил, что договор между сторонами не заключался и не исполнялся.

Сидоров настаивал на приобщении доказательств, ссылаясь на то, что в первоначальном процессе с бременем доказывания не справилось Общество, и он, Сидоров, не должен страдать от этого при разрешении данного дела. Кроме этого, вынося первоначальное решение, суд прямо не установил то, что договорные отношения между сторонами не существуют: он лишь указал на непредставление Обществом необходимых для подтверждения данного факта доказательств. В связи с этим нельзя делать вывод о том, что вопрос об отсутствии договорных отношений был решен в первом процессе окончательно. Следует различать установленные судом факты и суждения о недоказанности существования тех или иных фактов, содержащиеся в мотивировочной части решения суда. По его мнению, преюдицировать могут только первые.

Судья высказал мнение, что производство по делу следует прекратить, ибо спор о наличии договорных правоотношений между сторонами уже разрешен вступившим в законную силу решением суда (ч.3 ст.220 ГПК РФ).

Как должен поступить суд?

Изменится ли решение, если к участию во втором процессе в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, был привлечен изготовитель оборудования Общество «Титаник», которое так же, как и Общество «Морфей», возражало против приобщения представленных Сидоровым доказательств?

Изменится ли решение, если в первом судебном процессе Сидоров фактически участвовал и отрицал факт существования договорных правоотношений и своих обязательств по оплате оборудования?