Задачник:Непризнанные полномочия

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Мировой судья Миронов рассмотрел дело по иску Юниной к ЗАО "Бугры" о принятии наследства и признании права собственности на имущество (земельный пай) в ЗАО "Бугры"; решением судьи в иске отказано.

Спустя полгода Миронов вышел в отставку, ему был присвоен статус адвоката, он учредил адвокатский кабинет.

Юнина обратилась к Миронову с просьбой быть ее представителем по очередному спору с ЗАО "Бугры" о признании права собственности на тот же земельный пай по иным основаниям.

Миронов заключил с Юниной соглашение, она выдала ему "генеральную" доверенность на представительство ее интересов в судах общей юрисдикции, кроме того, Миронов оформил ордер, в котором сущность поручения указана следующим образом "представительство, защита интересов Юниной в мировом суде, во Всеволожском районном суде Ленинградской области". Ордер и доверенность были приобщены к делу.

В судебном заседании мировой судья задала вопрос Миронову, что имеется в виду в его ордере: он наделен полномочиями вести дело только по первой инстанции, как у мирового судьи, так и в районном суде (с учетом возможной передачи дела по подсудности в районный суд в связи с изменением размера иска) либо ордер оформлен сразу на две инстанции (по первой инстанции у мирового судьи, по второй - в районном суде).

Отказавшись отвечать на вопрос судьи со ссылкой на то, что содержание соглашения с клиентом раскрывать перед судом он не обязан, Миронов пообещал в следующее заседание представить новый ордер. В новом ордере сущность поручения была описана следующим образом: "защита интересов, представительство у мирового судьи 1 инстанция, в апелляционном и кассационном порядке". Указав, что при наличии двух противоречащих друг другу ордеров понять объем полномочий адвоката невозможно, судья вынесла определение об отказе в признании полномочий Миронова. Кроме того, будучи судьей, рассмотревшим первый спор между Юниной и ЗАО "Бугры", Миронов не имел права принимать поручение на ведение нового дела.

В частной жалобе на это определение Миронов утверждал, что 1) при наличии доверенности никакие неточности в ордерах не имеют значения, 2) ГПК вообще не предусматривает право суда не признавать полномочия представителя; 3) суд не вправе вмешиваться в отношения "адвокат-клиент": если Юнина доверяет ему вести дело, не имеет значения то, что ранее он рассматривал спор между ней и ответчиком.

Судья апелляционной инстанции усомнился в праве Миронова обжаловать подобное определение. "Нарушены права Юниной выбирать себе представителя, а не права Миронова" - указал он и возвратил жалобу без рассмотрения.

Оцените сложившуюся ситуацию. Каковы правила заполнения и значение информации, содержащейся в ордере адвоката? Как следует соотнести ордер и доверенность? Какие нарушения допущены Мироновым? Вправе ли судья вынести подобное определение, и подлежит ли оно обжалованию, если да, то кем - адвокатом или его клиентом?