Задачник:Велосипедная виндикация

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Карченко заявил в суд виндикационный иск об истребовании велосипеда из чужого незаконного владения Исайченко. В период рассмотрения дела Карченко продал велосипед Морозову. В договоре купли-продажи стороны указали, что (1) покупатель осведомлен, что велосипед находится в споре, (2) право собственности на велосипед переходит к покупателю в момент заключения договора, (3) велосипед подлежит передаче продавцом покупателю не позднее 6 месяцев со дня подписания договора. Покупатель полностью уплатил покупную цену на следующий день после подписания договора.

Узнав о факте продажи велосипеда, Исайченко потребовал вынести решение об отказе в иске, ибо Карченко более не является надлежащим истцом по делу, т.к. утратил защищаемое право. Одновременно он сообщил, что он сам также является ненадлежащим ответчиком по иску, ибо, полагая себя собственником велосипеда, накануне продал его Мурову. Условия его договора с Муровым зеркальны условиям договора Карченко и Морозова: велосипед вчера же был передан им Мурову, но право собственности пока сохранено за Исайченко и будет перенесено на Мурова через 6 месяцев. Карченко настаивал на присуждении ему победы в споре, указывая, что хотя он и утратил право собственности, он сохранил интерес в получении велосипеда, ибо обязан передать его покупателю, а за невыполнение этой обязанности будет возмещать убытки. Он также потребовал осуществить процессуальное правопреемство на стороне ответчика, ибо теперь велосипед находится во владении Мурова.

Судья соглашался с тем, что Карченко сохраняет интерес в удовлетворении иска, но ставил вопрос о том, на каком праве велосипед будет передан Карченко в случае присуждения ему победы. По мнению судьи, следует осуществить процессуальное правопреемство на стороне истца, введя на место Карченко Морозова. Что касается правопреемства на стороне ответчика, то правильнее говорить не о правопреемстве, а о замене ненадлежащего ответчика.

Карченко возражал против правопреемства на стороне истца, указывая, что если бы Морозов знал, что ему предстоит самому продолжать процесс по истребованию велосипеда, то он либо отказался бы от заключения договора, либо договор был бы заключен на условиях значительно меньшей цены.

Имеются ли основания для осуществления процессуального правопреемства? С чьей точкой зрения Вы согласны в этой задаче? Как следует разграничить замену ненадлежащего ответчика и правопреемство на его стороне в данном случае?