Апелляция

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Шаблон:Бакалавр Апелляция (от лат. appellatio — обращение) — обжалование не вступивших в законную силу решений суда. В теории процессуального права существует деление апелляций на полные и неполные. При полной апелляции дело пересматривается во всём своём объёме. Исследование материалов дела начинается с начала, по правилам, предусмотренным для суда первой инстанции. При неполной апелляции дело пересматривается только по доводам апелляционной жалобы.

Пределы рассмотрения дела и полномочия суда апелляционной инстанции

Каково назначение права на обжалование - у права на обжалование судебных актов можно выделить по крайней мере три назначения (список не является исчерпывающим):

  1. Первое назначение, традиционно выделяемое в литературе, состоит в том, что необходимо создать условие для исправления судебной ошибки. Учитывая значимость судебной ошибки, необходимо создать условие для ее исправления.
  2. Второе назначение права на обжалование состоит в создании условий для исправления процессуальных ошибок самих спорящих сторон. Ведь каждый из нас когда-то пришел в зал судебного заседания впервые. И провел процесс неблестяще, а можно прийти в процесс с поднимающейся температурой или поругавшись с начальством. Или просто обомлеть от беспринципности оппонента, как тот пускается во все тяжкие, лишь бы выиграть, и мы снова проводим процесс неблестяще.
  3. Третье назначение права на обжалование, и самое главное, состоит в том, что главный эффект процесса и главный результат процессуальной деятельности это конечно интегрированный результат, а именно доверие участников процесса к суду. Нет доверия- нет и суда. Ведь доверие это основа правосудия, объективное требование к правосудию. И это доверие начинается с того, что суд находится во дворце правосудия, что залы судебных заседаний торжественны и строги, судья председательствует в мантии и все проходит по высшему уровню и в соответствии с законом.

Но вот когда сторона получает объективно-ложное решение, но при этом оно считается законным и обоснованным, то для того чтобы вышедший из зала суда не пошел бить витрины и переворачивать машины, процесс должен быть организован так, чтобы вызвать доверие к суду. Ведь в условиях, когда суд нас постоянно перебивал, не давал сказать ни слова, а нашего оппонента напротив слушал и помогал. То у нас появляется ощущение недоверия к суду, к тому, что происходило в зале судебного заседания. Вот поэтому и должен существовать механизм восстановления доверия к суду, не поверил этому суду, передам дело в суд второй инстанции.

При этом, обычный гражданин не способен сформулировать формально юридические претензии к судебному решению. Ведь что такое написать мотивированную жалобу, написать мотивированную жалобу, это надо иметь юридическое образование. Но гражданин, который не имеет юридического образования или адвоката, по тем или иным причинам, ведь наш процесс не является профессиональным. Он не в состоянии написать мотивированную жалобу, т.е. выполнить требования мотивированности, так как его следовало бы понимать, выполнить его может только юрист. И более того, в таких крайних ситуациях, когда решение объективно ложное, но при этом законное и обоснованное, задача суда, закончить процесс таким образом, чтобы не возникало желание обжаловать, чтобы субъект, который законов не знает и ничего в них не понимает, но для него так это стало понятно, чтобы он сказал, «эх не получилось, но зато как глубоко суд разобрался в моем деле». Что бы проигравшая сторона вышла из зала суда с чувством полной удовлетворенности, что бы она почувствовала, что это действительно было правосудие, выиграл или проиграл, это уже другой вопрос, главное с ощущением доверия к суду. Это главное назначение права на обжалование, восстановление доверия к суду, т.е. возможность передать дело другому судье, не поверил этому, передам другому.

Это конечно не означает, что правосудие будет бесконечным, десять раз вам никто не позволит обжаловать, рано или поздно в деле будет поставлена точка, но в нормальном, в неком минимальном, процесс мыслиться, как двухинстанционный порядок рассмотрения. И этот порядок перенесения дела в другой суд, в суд второй инстанции, представляет собой подачу безмотивной жалобы. Когда от вас никто не требует выдвигать какие-либо претензии, а вы подаете ее по причине совокупной неудовлетворенности процессом, т.е. по недоверию к тому, что происходило в суде первой инстанции. Вот три назначения права на обжалования, из которых на первом месте по значимости стоит восстановление доверия к суду, на втором- исправление процессуальных ошибок допущенных самими тяжущимися, и на третьем месте- исправление ошибок суда.

В зависимости от того, каковы назначения права на обжалования, от этого и модели обжалования, от этого и количество возможностей этого обжалования, от этого и стадийность процесса, и наконец внутреннее содержание апелляции, кассации и надзора, оно диктуется тем, зачем существует право на обжалование. Вот как они будут отражены эти три назначения права на обжалование в апелляции, кассации и надзоре, таков и облик, соответствующих инстанций.

Итак, первая форма обжалования – это апелляция.

Апелляция (исторически зарождается во Франции и Италии) означает просьбу о перерешении дела, о повторном рассмотрении дела. В этом смысле апелляция это инструмент перенесения в суд второй инстанции иска. И совершенно резонно встает вопрос, а что же является предметом рассмотрения апелляционной инстанции: иск или жалоба? (это конечно такое условное противопоставление, в конечном итоге суд рассматривает дело)

Вот если апелляция это повторное рассмотрение дела, то и предметом рассмотрения апелляционного суда становиться иск. Или можно поставить вопрос так, а не является ли предметом апелляционного рассмотрения жалоба? Далее это подробно будет рассмотрено в контексте пределов рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.

Итак, в ст. 320 мы видим круг субъектов, которым принадлежит право апелляционного обжалования решения суда, к которым относятся- стороны и другие лица, участвующие в деле. А также, право принесения апелляционного представления принадлежит прокурору, участвующему в деле. Также, жалобу вправе подать лица, которые не были привлечены к участию в деле и вопрос о правах и об обязанностях которых был разрешен судом.

В ч. 4 ст. 330 ГПК РФ перечислены так называемые безусловные апелляционные поводы к отменен судебного решения. Безусловные апелляционные поводы- это такие поводы, которые влекут отмену, даже правильного по существу решения. Т.е. такие грубейшие нарушения процессуальной формы, которые делают невозможным существование судебного решения, как акта правосудия. Поэтому при наличии этих оснований решение подлежит отмене, безусловно.

И в ч. 4 ст. 330 ГПК РФ мы видим, что одним из безусловных оснований к отменен решения, это принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, и коли это безусловное основание к отменен решения, то этих лиц, лиц, не привлеченных к участию в деле и о правах и об обязанностях которых суд постановил решение, им следует дать право на обжалование судебного акта. Что и говорится в ч. 3 ст. 320 ГПК РФ.

Ст. 321 говорит о порядке и сроках подачи апелляционных жалобы, представления. Апелляционная жалоба, представление могут быть поданы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме. Как известно, на практике судебное решение провозглашается только в виде резолютивной части, а потом в течение пяти дней решение должно быть изготовлено в окончательной форме, в единстве его четырех частей- вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной. Так вот, для подачи мотивированной жалобы, требуется изучение мотивированного решения. И следует отметить тот факт, что ранее, срок на подачу апелляционной и кассационной жалобы был 10 дней. И практика, родила такое явление, как подача предварительной жалобы (правда сказать, что в условиях нынешнего срока в 1 месяц на подачу апелляционной жалобы, этот «инструмент продления срока» скорей всего умрет). Что такое предварительная жалоба и откуда она взялась. Как уже было отмечено, прежний срок на подачу апелляционной жалобы был 10 дней, а что такое 10 дней, это как десять секунд, пшик, и нет этого срока. Соответственно, существовал риск пропуска срока на подачу апелляционной жалобы. Судья должен в течение пяти дней отписать мотивированное решение, но в реальности, практически никто за пять дней не отписывал судебное решение. Как правило, две-три недели, а там еще судья может заболеть, ведь судья живой человек, и решение можете получить вообще через два-три месяца. Но мы, не можем сидеть под дверью канцелярии суда, и ждать когда сдадут дело, а иначе вы пропустите 10-дневный срок. Ведь жизнь не стоит на месте, вы можете уехать в отпуск, или вас могут отправить в командировку, поэтому вы и можете пропустить срок пока находились в отпуске/командировке. Поэтому из опасения пропустить срок, практика и породила предварительную жалобу. Предварительная жалоба- это немотивированная жалоба. Грубо говоря, вы выходите из зала судебного заседания, и тут же прямо в коридоре, на коленках пишите апелляционную жалобу. Оформляете ее по всем правилам обычной жалобы. Но в ней нет только мотивов, и как правило не приложена государственная пошлина. В жалобе пишите, апелляционная жалоба и в скобках предварительная, такого-то вынесено такое-то решение, этим решением присуждено или отказано в том-то и том-то, с решением не согласен прошу отменить, мотивированная жалоба мною будет подана по изготовлению решения в окончательной форме. И эта предварительная жалоба будет оставлена без движения в соответствии со ст. 323 ГПК РФ, так как она не соответствует предъявляемым к жалобе требованиям (мотивы- п. 4 ч. 1 и пошлина- ч. 4 ст. 322 ГПК РФ). Кстати, здесь следует отметить, что по действующему кодексу, апелляционная жалоба, представление должны быть мотивированны под страхом оставления их без движения. И если вы пишите предварительную жалобу, то она соответственно немотивированная, а немотивированные жалобы подлежат оставлению без движения, а что такое оставить жалобу, представление без движения. Это предоставить срок для исправления недостатков содержащихся в жалобе, представлении. И соответственно уведомить подателя жалобы, представления, о том, что жалоба оставлена без движения. Т.е. как это выглядит, предположим, сегодня провозгласили резолютивную часть решения с который вы не согласны, и вы тут же выйдя из зала суда, пишите предварительную жалобу и подаете ее в канцелярию. И спокойно ждете уведомления. Срок на подачу апелляционной жалобы, строго говоря, еще не начал свое течение, так как нет решения в единстве его четырех частей. А когда судья изготовить мотивированное решение, и сдаст дело в канцелярию, то она обнаружит предварительную жалобу, которую она оставит без движения, и даст вам разумный срок для исправления недостатков и при этом уведомит вас об этом. И в таком случае, вы не пропустите 10-дневный срок на подачу жалобы, представления. Но предварительные жалобы, как было отмечено выше, скорей всего отомрут, или будут применяться в каких-то критических ситуациях, так как актуальность их была связана с 10-дневным сроком. Но теперь, надо полагать, что месячный срок на подачу апелляционной жалобы, это достаточный срок, чтобы в него уложиться.

Тут же надо обратить внимание, что жалоба подается через суд, принявший решение ст. 322 ГПК РФ. Не сразу в вышестоящий суд, а в суд постановивший решение. Это, важно вот в каком отношении. Здесь кроется принципиальная разница между АПК РФ и ГПК РФ. Условия допустимости обжалования, они в гражданском процессе, проверяются и устанавливаются судом первой инстанции, т.е. вот это вот оставление жалобы без движения (ст. 323 ГПК РФ) или возвращение жалобы ( ст. 324 ГПК РФ), это все делает какой суд, суд первой инстанции, решение которого обжалуется. А в арбитражном процессе, ситуация другая. Жалоба подана, и дело автоматически уходит в вышестоящий суд. И уже вышестоящий суд решает, оставить без движения или вернуть жалобу. Но в арбитражном процессе, вопросы приемлемости, соблюдения условий подачи жалобы проверяются самим вышестоящим судом, а в гражданском процессе, это прерогатива суда первой инстанции. Но если вдруг участник процесса запутался и отправил жалобу напрямую в вышестоящий суд, то это не страшно, вышестоящий суд направит жалобу в суд первой инстанции, и уже суд первой инстанции выясняет все условия приемлемости поданной жалобы.

Далее, ст. 325 ГПК РФ говорит, что суд первой инстанции после получения апелляционных жалобы, представления, поданных в соответствии с требованиями со ст. 321 и ст. 322 ГПК РФ, обязан направить лицам, участвующим в деле, копии жалобы, представления и приложенных к ним документов. Лица, участвующие в деле, вправе представить в суд первой инстанции возражения в письменной форме относительно апелляционных жалобы, представления с приложением документов, подтверждающих эти возражения, и их копий, количество которых соответствует количеству лиц, а также вправе ознакомиться с материалами дела. Ст. 326 и ст. 326 ГПК РФ регламентируют последствия отказа от апелляционной жалобы, представления, а также отказ истца от иска, признание иска ответчиком, мировое соглашение сторон в суде апелляционной инстанции. Здесь следует отметить, что необходимо принципиально отличать, отказ от жалобы и отказ от иска. Отказ от жалобы влечет прекращение производство по жалобе, прекращение производства по жалобе будет означать, что решение суда первой инстанции вступает в законную силу. А отказ от иска в апелляционной инстанции, влечет прекращение производства по делу, а если прекращается производство по делу, то это означает, что решение суда первой инстанции отменяется и прекращается производство по делу в целом. Также, ст. 326 прямо подчеркивает, что если жалоб подано несколько, т.е. от нескольких лиц участвующих в деле, и они все обратились со своими жалобами, и кто-то один из них отказывается от жалобы, то прекращается производство только по этой жалобе, от которой совершен отказ. А если это была единственная жалоба, то прекращается производство по жалобе в целом и решение вступает в законную силу. Таким образом, отказ от жалобы влечет прекращение производства только по жалобе, а отказ от иска, влечет производство по делу в целом.

Ст. 327 ГПК РФ посвящена порядку рассмотрения дела судом апелляционной инстанции. И не покажется это странным, дело открывается тем, что председательствующий объявляет какое рассматривается дело, выясняет, кто из лиц участвующих в деле явился в судебное заседание, проверяет полномочия, разъясняет права и обязанности лицам, участвующим в деле и т.п. После доклада суд апелляционной инстанции заслушивает объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей. Первым выступает лицо, подавшее апелляционную жалобу, или его представитель либо прокурор, если им принесено апелляционное представление. В случае обжалования решения суда обеими сторонами первым выступает истец. Потом исследуются доказательства, по окончании выяснения обстоятельств дела и исследования доказательств суд апелляционной инстанции предоставляет лицам, участвующим в деле, возможность выступить в судебных прениях в той же последовательности, в какой они давали объяснения. Затем суд удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления в форме определения.

Пределы апелляционного производства

На ст. 327.1. ГПК РФ стоит остановиться подробней. Ст. 327.1. ГПК РФ называется пределы рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции. Именно эта статья и раскрывает сущность апелляционного производства. Так как эти пределы представляют собой ответ на вопрос зачем, для кого и с какими целями существует апелляционный пересмотр судебных решений. В первую очередь отметим, что различают два вида пределов: гносеологические (доказательственные) и диспозитивные пределы.

1) Гносеологические (доказательственные) пределы- это ответ на вопрос о том, какими доказательствами располагает апелляция. Располагает ли апелляция теми доказательствами, которыми располагал суд первой инстанции, или апелляция вправе принимать и дополнительные доказательства. С этой точки зрения, с точки зрения гносеологических (доказательственных) пределов, различают два вида апелляции, полную и неполную апелляцию.

Полная апелляция- это апелляция принимающая дополнительные доказательства, т.е. гносеологически не связана с первой инстанцией и без ограничений принимает дополнительные доказательства. Неполная апелляция- это апелляция дополнительные доказательства не принимает, и рассматривает дело только по тем доказательствам, которые были собраны в первой инстанции. И в этом смысле, она гносеологически связана с тем результатом, который был достигнут судом первой инстанции. 2) Диспозитивные пределы- это ответ на вопрос, рассматривается дело только в обжалованной части или и в не обжалованной также.

Шаблон:Например

Гносеологические (доказательственные) пределы

В абз. 2 ч. 1 ст. 327.1. ГПК РФ говорит, суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение. А также, в абз. 2 ч. 2 ст. 322 ГПК РФ указывается, что ссылка лица, подающего апелляционную жалобу, на новые доказательства, которые не были представлены в суд первой инстанции, допускается только в случае обоснования в указанных жалобе, представлении, что эти доказательства невозможно было представить в суд первой инстанции. Т.е. только при обязательном обосновании невозможности их (доказательств) представления в суд первой инстанции.

Итак, дополнительные доказательства апелляция принимает, но с оговоркой, только когда сторона обосновала невозможность их представления в суд первой инстанции, т.е. по причинам не зависящим от стороны и суд признает эти причины уважительными. В этом смысле, наша апелляция, скорее неполная, чем полная. И если сформулировать это правило, то оно будет звучать так, дополнительные доказательства апелляция не принимает никогда, кроме случаев процессуальной непреодолимой силы. Совершенно резонно встает вопрос, а что же такое невозможность представления доказательств? Невозможность представления доказательств- это форс-мажор. Поэтому, когда сторона говорит, что находилась в ситуации, при которой она просто объективно не могла представить доказательства, по причинам, не зависящим от неё, чрезвычайные обстоятельства (форс-мажор), вот тогда суд примет доказательства.

По общему правилу, апелляция не принимает доказательства никогда, кроме случаев процессуальной непреодолимой силы. На этом следует остановиться подробнее. Во-первых, изложено это крайне неудачно, потому, что в абз. 2 ч. 1 ст. 327.1. говорит, что доказательства принимаются тогда, когда сторона обоснует причины, по которым невозможно было представить новые доказательства в суд первой инстанции. Т.е. выражаясь категориями гражданского права, обстоятельства вне разумного контроля. А дальше написано, что суд должен еще признать эти обстоятельства, уважительными. И спрашивается, если эти причины заведомо не зависели от стороны, находились за рамками разумного контроля, как можно такие причины признать неуважительными? Очевидно, имеет место смешение, уважительных и форс-мажорных причин. Форс-мажорные причины, они по определению уважительные, как можно признать их не уважительными. Вот когда приведены уважительные причины и в этом случае суд принимает дополнительные доказательства, это одно дело, и совсем другое дело, когда нужно привести форс-мажорные причины. Конечно, уважительные причины категория гораздо более широкая, чем форс-мажорные. Поэтому там надо разобрать, о каких причинах идет речь, об уважительных, форс-мажорных или там все вместе. Т.е. данное положение перенасыщено, перегружено, отягощено избыточностью.

Далее возникает вопрос, а что это за такие обстоятельства непреодолимой силы, когда и в каких случаях они могут быть. В литературе мы найдем массу примеров того, что процессуальной непреодолимой силой является то обстоятельство, что доказательство нашлось уже после вынесения решения. Хотя с трудом можно себе представить, чтобы стороны готовились к делу, долго и упорно состязались. И потом вдруг бац, после вынесения решения в месячный срок (а прежний срок составлял 10 дней), мы находим доказательства, то такое представить едва ли возможно. Или когда суд направил запрос, и не дождавшись ответа, постановил решение. Вот такие обстоятельства, суд апелляционной инстанции учитывать должен. И все-таки, а что же такое, непреодолимая сила в процессе? Главная непреодолимая сила в процессе- это суд, потому что суд преодолеть действительно невозможно. И что имеется ввиду. Вот вы просите допросить свидетеля, а суд первой инстанции вам отказывает, вы просите назначить экспертизу, а суд вам отказывает, вы просите приобщить к материалам дела письменные доказательства, а суд вам отказывает. И когда вы приходите в апелляцию и об этом всем просите снова, суд апелляционной инстанции спрашивает вас, а почему же вы все это не сделали в суде первой инстанции, а вы и говорите, я пытался, но не смог. А почему не смогли, да потому что суд отказал, вот суд- это то, что действительно не зависит от стороны, преодолеть суд- невозможно. Т.е. вы, сделали все от вас зависящее, а доказательств по-прежнему нет.

И здесь же следует отметить. Второе назначение права на обжалование состоит в исправлении процессуальных ошибок спорящих сторон. Если смысл деятельности истца, ответчика и всех прочих участников процесса- это доказывание. То, скорее всего ошибку они могут совершить именно в доказывании. У вас есть доказательство, но вы полагали, что оно неотносимо, у вас есть это доказательство, но вы думали, что оно недомустимо. Вам казалось, что представленных вами доказательств достаточно для вынесения решения в вашу пользу, хотя, у вас еще имелись и другие доказательства, а их оказалось недостаточно. И наконец, в первой инстанции вы пользовались услугами адвоката, который был некомпетентен в этих вопросах, а во второй инстанции вы наняли адвоката, который указал на ошибки допущенные в суде первой инстанции касаемо доказательств. И вы идете в апелляцию и говорите, а мы хотели бы представить дополнительные доказательства, а апелляция говорит, а где вы были раньше и почему не дали в первой инстанции. А вы отвечаете, знаете, у нас адвокат был никуда не годный, на что в ответ получаете, никуда не годный адвокат, это ваши личные трудности.

Вот поэтому и возникает вопрос, имеют ли участники процесса, право на исправление ошибок процессуального поведения? Иными словами, существует ли апелляция для исправления процессуальных ошибок допущенных самими сторонами? Или она для этого не предназначена. Стоит обратить внимание на абз. 2 ч.1 ст. 327.1. ГПК РФ, он сформулирован так, что апелляция не предназначена для исправления процессуальных ошибок допущенных сторонами. Потому что там сказано, причины не зависящие от стороны, форс-мажор, то, что находиться вне разумного контроля. Это вовсе не есть инструмент исправления ошибок допущенных сторонами, то, что написано в абз. 2 ч.1 ст. 327.1. ГПК РФ. И тут мы должны покритиковать данное положение статьи. Что она не правильно решает вопрос об основаниях представления дополнительных доказательств в суд апелляционной инстанции. Потому что стороны, должны иметь право на исправление допущенных процессуальных ошибок. Точнее сказать, ранее мы сформулировали нашу апелляцию скорее как неполную, чем полную, т.е. апелляция принимает дополнительные доказательства в случаях непреодолимой силы. И в связи с этим, следует отметить, что неполная апелляция- это институт развитой состязательности. И конечно же, это здорово когда апелляция неполная, потому что неполная апелляция заставляет уважительно относиться к суду первой инстанции. Но ограничивать права в суде второй инстанции, можно пропорционально состоянию первой инстанции. Если в первой инстанции все отлично, все состязательные механизмы работают, все прекрасно. То можно сказать, знаете стороны, мы в первой инстанции создали вам такие условия, что мы вам не позволим во второй инстанции, так сказать зачищать. Т.е. во второй инстанции будете давать доказательства только при непреодолимой силе. Но если в первой инстанции, все далеко от идеала, то мы не можем лишить сторон исправлять ошибки процессуального поведения в суде второй инстанции. Но отметим здесь, что состязательность, а полная или неполная апелляция это ответ на вопрос какая у нас состязательность (еще одна грань состязательности), не насаждается сверху, состязательность насаждается снизу. Нельзя вводить состязательность со второй, третьей или четвертой инстанции. Или другими словами скажем так, Состязательность во второй и третьей инстанции такая, какая состязательность в первой инстанции. Модели пересмотра судебных актов, вот эти механизмы апелляции или кассации должны быть такими, какая первая инстанция. В современных учебниках пишут, если будет полная апелляция, стороны будут «плевать» на суд первой инстанции, будут пренебрежительно относиться к суду первой инстанции, говоря о том, мол, во второй инстанции все исправим, и это все превратиться, по сути, в подготовку к делу суда второй инстанции. И вроде бы эти замечания и верны, но вы сделайте так, что бы в первой инстанции был порядок. Вот тогда можно и говорить о том, какая должна быть апелляция. Состязательность не насаждается сверху, состязательность насаждается снизу, поэтому ограничение процессуальных возможностей во второй инстанции, должно быть пропорциональным состоянию первой инстанции. Да, неполная апелляция это правильно и здорово, и соответствует тому, что вообще, главная инстанция это первая инстанция, что вся процессуальная активность сторон должна быть сосредоточена в суде первой инстанции, что в первой инстанции стороны должны вести себя как положено, и вообще не думать, что в первой инстанции они ничего делать не будут, а вот в апелляции начнут, так сказать суетиться. Но для этого должны работать механизмы состязательности первой инстанции так, что бы потом в апелляции ничего сделать уже не могли. С этим положением закона, согласиться конечно нельзя, и поэтому сказано, что доказательства не принимаются никогда, кроме непреодолимой силы, т.е. неполная апелляция. Тем самым говоря, что апелляция не существует для исправления ошибок процессуального поведения сторон, допущенных в первой инстанции. Т.е. она не для этого, но встает вопрос, а сделали мы так, чтобы в первой инстанции этих ошибок не было, свели ли мы их там к минимуму, ответили ли мы на вопрос, какова модель состязательности у нас в первой инстанции? Конечно же нет. Если мы в первой инстанции не ответили на этот вопрос, то, как мы можем ограничивать возможности сторон в суде второй инстанции. Вот поэтому, на современном этапе, вне всякого сомнения, апелляция должна быть полной. И сегодня, мы нуждаемся в полной апелляции. Ведь неполная апелляция- это атрибут развитой состязательности. И не случайно был приведен пример, когда вы приходите в апелляцию, и говорите, что в суде первой инстанции, у вас был некомпетентный адвокат, на что апелляция говорит, что это ваши проблемы. И тут встает вопрос, а почему это наши проблемы, это не мои проблемы, это проблемы государства, которое в ст. 48 Конституции РФ гарантировало каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Вот и получается, что есть такие адвокаты, которые совсем не адвокаты, которые совсем некомпетентны, но почему-то государство еще не лишило их адвокатских полномочий. И ввиду этих причин, дайте мне в апелляции возможность представить новые доказательства. Ведь это совершенно резонно. А также, следует отметить, тот факт, что если у вас были дополнительные доказательства, но вы думали, что представленных доказательств достаточно, в этом случае, когда суд уходит в совещательную комнату и понимает что представленных доказательств недостаточно, то он возвращается из совещательной комнаты и возобновляет судебное разбирательство. Это говорит о том, что если стороны не представили дополнительные доказательства, то в решение, суд имеет право написать, что представленных доказательств, недостаточно. Такое суд может написать только при одном условии, когда в протоколе судебного заседания, появиться запись, что суд предложил сторонам представить дополнительные доказательства. Если такой записи нет, то вы приходите в апелляцию и говорите, прошу принять дополнительные доказательства. А где вы были раньше, почему не представили в суд первой инстанции ваши доказательства, спросят вас в апелляции. На что вполне резонно можно возразить, а я полагал, что представленных доказательств достаточно для вынесения решения в мою пользу, что их хватит и представлять больше ничего не надо. Ведь суд не предложил мне представить дополнительные доказательства, хотя суд обязан был при выяснении недостаточности доказательств возобновить производство по делу (ст. 191 ГПК РФ). Но он не сделал этого, и в протоколе нет записи о том, что сторонам предложено представить дополнительные доказательства. Это примеры того, как в первой инстанции могут и не сработать механизмы состязательности. И поэтому, мы не можем ограничивать в правах сторон в суде второй инстанции. Таким образом, у нас закреплена модель неполной апелляции. Но это конечно не совсем верно. Идеологически конечно все верно, и в итоге мы скорей всего к этому должны прийти в полной мере, по крайней мере, стоит надеяться. Но сегодня, в современных условиях, нам нужна полная апелляция.

Диспозитивные пределы

И начнем мы с прочтения ч. 1 ст. 327.1. ГПК РФ. Суд апелляционной инстанции рассматривает дело. Здесь стоит обратить внимание на то обстоятельство, что суд апелляционной инстанции рассматривает дело, а не жалобу или решение. Это положение закона возвращает нас к тезису о том, является ли апелляция, средством перенесения иска в суд второй инстанции. И тогда совершенно справедливо указанно, что суд рассматривает дело, т.е. что рассматривает другими словами? Повторно рассматривает иск. Дальше, в ч. 1 ст. 327.1. ГПК РФ говорится, в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе. Спрашивается, что такое доводы, и какое они имеют значение? Играют ли они роль ту же, которую играет основание иска. А основание иска играет роль индивидуализирующую. Так вот, выступают ли доводы инструментом индивидуализации жалобы, и можно ли вообще говорить, о таком явлении, как индивидуализация апелляционной жалобы.

Теперь прочитаем часть вторую этой статьи. В случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части. В первую очередь, соотнесем часть вторую с частью первой этой статьи. И отметим, что между ними имеется непримиримое противоречие. Почему? Часть вторая говорит, проверяет законность и обоснованность, а часть первая говорит, рассматривает дело. Так вот здесь отметим, что проверка законности и обоснованности и рассмотрение дела, суть взаимоисключающие предметы рассмотрения апелляционного производства. Он либо проверяет законность и обоснованность решения, либо рассматривает дело.

Шаблон:Например

Если он проверяет законность и обоснованность, то он начинает с чего, начинает с решения. Т.е. читает его и после этого выясняет, правильное оно или нет. Если он рассматривает дело, ему для этого решение не требуется, он заново рассматривает дело так, как бы он сам его рассмотрел, и решение, ему понадобиться, лишь для того, что бы когда он сформирует свое решение, то он мог сравнить его с решением суда первой инстанции и постановить, оставить в силе или отменить. Это конечно схематично и огрублено, но это показывает, что он делает, если проверяет законность и обоснованность, то он конечно работает с решением, если заново рассматривает дело, то решение его интересует в самый последний момент. Вот поэтому, и не только поэтому, часть первая и вторая, принципиально противоречат друг другу. Более того, здесь заложен еще куда более сущностный вопрос.

Является ли апелляция проверочной инстанцией, контрольной или эта апелляция является именно перерешивающей заново судебное решение, т.е. повторно рассматривающей дело. Вот если мы смотрим на апелляцию и видим, что она повторно рассматривает дело, то предметом апелляционного рассмотрения является дело, а если мы видим, что апелляция проверяет законность и обоснованность, тогда апелляция превращается в инстанцию, которая своим предметом рассмотрения имеет не повторное рассмотрение дела, а проверка законности и обоснованности, т.е. контрольная функция. Вот здесь можно отметить, принципиальную взаимосвязь диспозитивных и гносеологических пределов. Всем известно, что значит проверить. Самый простой пример этого, это студенческий экзамен. Что нужно, чтобы студент сдал экзамен? Для того чтобы студент сдал экзамен, необходимо, чтобы профессор не потребовал от студента своего уровня знаний. Потому что если профессор потребует своего уровня знаний, то ни один студен экзамен не сдаст. Отсюда и мораль. Проверить, значить проверяющего поставить в положение проверяемого. Т.е. проверяющий должен смотреть на ситуацию теми глазами, на которую смотрел проверяемый. И сказать, правильно ли действовал проверяемый в тех условиях, в которых он находился. Если проверяющий и проверяемый находятся в принципиально разных условиях, то это не проверка, это новое рассмотрение дела. Потому что у проверяемого были другие условия, то он и действовал по другому. Если проверяющий располагает другими возможностями. Так он и решение примет другое, это же очевидно и понятно. Каждый исходит из того чем он располагает. Поэтому, когда мы говорим о проверке, то мы проверяющего должны поставить в положение проверяемого. А иначе это не проверка, а иное рассмотрение дела. В этой связи отметим, что появление в деле нового доказательства, и вообще, что такое новое доказательства? Новое доказательство- это новая физиономия всего дела. Почему это новая физиономия всего дела, да потому что суд оценивает все доказательства в совокупности в силу ст. 67 ГПК РФ. Стоит появиться в деле одному новому доказательству, и переоценке подлежит вся совокупность доказательств. А это означает, что если в деле появилось одно новое доказательство, то осуществлять проверочную функцию апелляция не может, она превращается в инстанцию повторно рассматривающей дело. И вот отметим здесь- жалоба подана только на убытки в части не покрытой неустойкой, и сторона говорит, у меня есть дополнительные доказательства. И суд принимает новые доказательства, и вдруг видит, что из этих доказательств следует, что договор является незаключенным. Какие убытки могут быть, нет ни основного обязательства, нет и неустойки и убытков тоже нет, вообще ничего нет. Ну так и что, сторона говорит, жалоба только подана на убытки в части не покрытой неустойкой, вот это и отмените, а все остальное оставьте в силе, ведь жалобы на остальное то нет. На что суд говорит, как же я так могу написать, что договор является незаключенным только в части убытков, а во всем остальном договор является заключенным? Такого не может быть.

И вот тут мы видим, как только мы принимает дополнительные доказательства, остаться в пределах доводов жалобы невозможно. Даже если обжалована часть решения, и закон говорит, что проверяется, здесь стоит подчеркнуть, что именно проверяется законность и обоснованность только часть решения. Но стоит нам взять новое доказательство, то во-первых, автоматически прекращается проверочная деятельность, потому что новые доказательства, новые условия. А во-вторых, невозможно оставаться в пределах доводов жалобы, ибо если переоценивается вся совокупность, то совокупность не позволит остаться в пределах доводов жалобы. Мы автоматически «выпрыгиваем» за пределы доводов жалобы. Поэтому там, в ст. 327.1. ГПК РФ, содержится гремучая смесь, сотканная из противоречий. Там терминологически неопределенно, то ли рассматривают дело, то ли проверяют законность и обоснованность. Ну а дальше, новое доказательство, и невозможно остаться в пределах доводов жалобы.

Но это еще не все. В ч.1 ст. 327.1. ГПК РФ мы читаем, рассматривает дело исходя из доводов жалобы. Как это дело рассматривается по доводам жалобы. Либо дело рассматривается заново, т.е. повторно рассматривается иск и все. Или все-таки доводы имеют какое-либо значение? Ну тогда доводы претендуют на то, что бы выполнить индивидуализирующую роль. Но тогда, предметом апелляционного разбирательства является и не иск и не решение, а жалоба. Так что же выступает предметом апелляции?

Иск- повторное рассмотрение дела, решение- проверка законности и обоснованности или жалоба сама по себе выступает предметом рассмотрения. Другими словами, рассматривает ли апелляция дело исходя из доводов жалобы (т.е. в пределах доводов жалобы), или рассматривает в полном объеме, не ограничиваясь доводами жалобы. Способны ли эти доводы индивидуализировать апелляционное разбирательство? И мы снова читаем ч. 2 ст. 327.1. ГПК РФ. Если обжалована часть, то проверяется законность и обоснованность в обжалованной части. Теперь давайте соединим часть первую с частью второй, и звучать это будет так, если обжалована часть, то проверяется законность и обоснованность в обжалованной части исходя из доводов жалобы. Другими словами стоит вопрос, сколько там диспозитивных пределов? Первый диспозитивный уровень, это часть вторая- проверяет в обжалованной части, а второй диспозитивный уровень- исходя из доводов жалобы. Т.е. получается, в обжалованной части (первый диспозитивный предел), и исходя из доводов жалобы (второй диспозитивный предел). Другими словами, это можно сказать так. Количественный и качественный. В обжалованной части- это количественны, а исходя из доводов- качественный.

И вот тут прослеживается очень интересный момент. Вот мы сказали, в обжалованной части исходя из доводов жалобы. Первая часть проблемы, это доказательства, когда представлены новые доказательства оставаться в пределах доводов жалобы нельзя и дальше там все понятно. Вот поэтому и могут быть возражения такого рода, что апелляция должна быть неполной, что бы оставаться в пределах доводов жалобы. Хотя это все равно не спасает положение, ведь даже если новые доказательства принимаются в одном случае из миллиона, то это исключение не вписывается в текст закона. Потому что возьмите новое доказательство, и оставаться в пределах доводов жалобы вы уже не сможете. Ну это мы все обсудили, а теперь стоит подумать вот над чем, можно ли проверить законность и обоснованность исходя из доводов жалобы. И вообще как сочетается законность и доводы представленные в жалобе. Должны ли мы сказать, что законность она и в Африке законность. И поэтому, решение либо законное, либо не законное. Или можно сказть, вы знаете законность исходя из доводов, и получается, что если читать доводы жалобы, то доводы никуда не годятся, по этим доводам решение законно. Но есть другие допущенные нарушения, но относительно этих нарушений нет доводов. И возникает вопрос, что должен сделать апелляционный суд, который видит нарушения, но их нет в доводах. Должен ли апелляционный суд закрыть глаза и проигнорировать эти нарушения и сказать, а пусть так все и останется, раз они не жалуются на эти нарушения, значит, их все и устраивает. Или суд так не может сказать, что же это за суд такой, который видит нарушения, и проходит мимо. Если он видит нарушения, то он реагирует, а иначе что же это за вышестоящий суд такой, который будет молчать. И вообще, можно ли так понимать, что есть суды, которые видя нарушения, закрывают глаза, так как нет таких доводов в жалобе. Еще можно понять, когда вынесено решение, и там имеются нарушения, но никто не жаловался вообще, не подавал жалобы никакой. Тут еще понятно, но если есть жалоба и дело ушло в вышестоящую инстанцию, суд изучил дело и видит нарушение, как же он может закрыть глаза, только на том лишь основании что никто не указал на эти доводы. Ведь как сформулировано, в интересах законности суд апелляционной инстанции вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме. Вот тут не понятно, как это в полном объеме соотноситься с доводами. Вот это в полном объеме, оно и доводы собой закрывает или доводы собой не закрывает? Причем следует обратить внимание на часть третью. В ней говорится, что суд, вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с ч. 4 статьи 330 ГПК РФ, а это безусловные апелляционные поводы к отмене судебного решения. Вот безусловные поводы, они не зависимо от доводов, что прямо указанно в законе.

Конечно, как бы там ни было, суд всегда строит силлогизм. Большей посылкой в котором является норма права. И вот возникает вопрос. Можно ли построить силлогизм, исходя не из содержания нормы, а исходя из доводов. Т.е. читать не норму, как она изложена, а так, как доводы сформулированы. Иначе говоря, мы сейчас эту норму права пропустим через эти доводы и останется от этой нормы права, только то, на что были ориентированы эти доводы. Другими словами, можно ли применять норму по частям? В контексте в обжалованной или не в обжалованной части, по доводам или не по доводам. Шаблон:Например Т.е. иначе говоря, мы не можем норму применять по частям, договор либо есть, либо его нет. А так не получается, что бы применить в контексте доводов жалобы.

И еще, в ч.1 ст. 327.1. говориться, что суд рассматривает дело, в пределах доводов жалобы и возражений относительно жалобы. Спрашивается, а можно ли в этих возражениях на жалобу, что-то дополнительное писать? Другими словами, можно ли в возражениях на жалобу писать, что вы знаете, вот мы жалобу не подавали, но, кстати, решение является неправильным по таким-то и таким-то основаниям. Поступает вопрос, возражения- это что, форма обжалования? Раз доводы этих возражений, определяют деятельность апелляционного производства, там что, можно в виде этих возражений подать жалобу. Шаблон:Например И получается, что прокурор, по сути, в своих возражениях подал апелляционное представление. Вот вопрос стоит таким образом. Когда в возражениях написан только ответ на жалобу, это- пожалуйста, а когда там еще и помимо этого и новые возражения, то тут встает вопрос, что это за возражения такие, в которых подается новая жалоба.

А какова мораль всего вышеизложенного? Мораль такова, что нам нужна нормальная, человеческая полная апелляция. В которой должно быть нормальное повторное рассмотрение. И до вот этих доводов мы еще не доросли. Ведь развитая состязательность в апелляции может быть только тогда, когда в суде первой инстанции будет полный порядок. Когда у все будут адвокаты, когда все адвокаты будут компетентными и квалифицированными. Вот тогда это все будет работать так, как и должно. Т.е. апелляция должна быть пропорциональна тем гарантиям, которые были предоставлены сторонам в суде первой инстанции. Ведь апелляция, кассация, надзор такие, какая первая инстанция. И пока нет адекватной состязательности в первой инстанции, то и не будет ничего этого в вышестоящих инстанциях.

Полномочия суда апелляционной инстанции

В первую очередь, здесь следует отметить ч.4 ст. 327.1. ГПК РФ. Новые требования, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, не принимаются и не рассматриваются судом апелляционной инстанции. Кроме того, в ч.2 ст. 322 говорится, что в апелляционных жалобе, представлении не могут содержаться требования, не заявленные при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Таким образом, в апелляции нельзя заявлять новые требования. Однако возникает вопрос, а что еще нельзя делать в апелляции? Вот с доказательствами понятно. А изменить предмет и основание иска можно, а предъявить встречный иск, заменить ненадлежащего ответчика, привлечь соответчика или третьих лиц можно или нет? Так вот здесь отметим, что судебное решение суда первой инстанции, цементирует процесс. В том смысле, что ставит границы. И поэтому, в апелляции нельзя делать то, что можно сделать в суде первой инстанции. И в связи с этим нельзя менять предмет и основание иска, предъявлять встречный иск, привлекать соответчика, и т.п., всего этого нельзя делать, потому что в противном случае, для этих лиц, впервые пришедших в апелляцию, процесс начнется с какой инстанции, со второй. В то время когда у всех было две полноценных инстанции. Поэтому делать этого нельзя, так как приведет к процессуальному не равноправию. А почему нельзя менять предмет или основание иска, потому что по измененному иску решение будет постановлено судом апелляционной инстанции, и сразу вступит в законную силу. Это означает, что на это решение уже нет своей апелляции, и процесс в отношении измененного иска сократился до одной инстанции. Причем, в некоторых случаях закон прямо говорит, что делать этого нельзя, так как это прерогатива суда первой инстанции, например, замена ответчика- только в первой инстанции, а в некоторых случаях закон прямо это не говорит.

С точки зрения полномочий апелляционного суда, имеет смысл обратить внимание на ст. 328, и мы видим, что апелляция может все, кроме одного- она не вправе предавать дело на новое рассмотрение.

Вот здесь стоит обратить внимание на то, что по ст. 328 в прежней редакции состоялось Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2010 № 10-П, которым положение ГПК запрещающее апелляции передавать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, были признаны не соответствующими Конституции. Не смотря на правовую позицию Конституционного суда, который повторюсь, признал, что запрет передавать дело на новое рассмотрение противоречит российской Конституции. Законодатель, в 353 федеральном законе, где была реформирована апелляция, кассация, надзор, проигнорировал позицию Конституционного суда и по сути ее преодолел. Вопреки тому, что мы все знаем силу и значение постановлений конституционного суда. И вот в новой редакции опять нет права апелляции предавать дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Конечно, вопрос здесь не однозначный с точки зрения мировых примеров моделей апелляции. Но с Конституционным судом, здесь следует согласиться и не согласиться с законодателем вот почему. Передача дела на новое рассмотрение нужна исключительно там, где она необходима как инструмент восстановления процессуального равноправия участников процесса. Вот там, где без передачи на новое рассмотрение восстановить нельзя процессуальное равноправие, вот там такой запрет становится неконституционным. Что имеется ввиду? Вернемся в ч.4 ст. 330 (безусловные поводы к отмене решения). И давайте рассмотрим такой повод, как отсутствие переводчика, т.е. нарушение правил о языке. Если не было переводчика, значит лицо не владеющее языком судопроизводства не понимало что происходит в суде первой инстанции. И получает переводчика где, в суде второй инстанции, т.е. в апелляции. Где для этого лица начинается полноценный процесс? В апелляции, сколько инстанций у этого лица? Одна. В то время как у всех было две. Или когда вынесено решение о правах и об обязанностях лица не привлеченного к участию в деле. И это лицо впервые придет в суд второй инстанции, то сколько инстанции будет у этого лица, одна, а у всех остальных две. Вот в этих ситуациях, запрет передавать дело на новое рассмотрение препятствует восстановлению процессуального равноправия сторон. Иными словами, у одних субъектов две полноценных инстанции, у других только одна. У одних была своя апелляция, т.е. возможность подать жалобу для исправления своих ошибок процессуального поведения, а у других своей апелляции не было. Так как они сразу пришли в суд апелляционной инстанции. Поэтому законодатель грубо нарушил запрет преодоления правовых позиций Конституционного суда. Также отметим еще одно положение в ч.4 ст.330, там перечислены безусловные апелляционные поводы. И стоит обратить внимание на то, что возникает желание дифференцировать их на две группы. На те, которые требуют вот этого восстановления процессуального равноправия, и те которые его не требуют. Например, отсутствие в деле протокола, это безусловное основание к отмене решения. Но нужно ли для этого передавать дело на новое рассмотрение, отнюдь. Вот здесь стоит сделать вывод с учетом позиции Конституционного суда, что не все безусловные основания требуют восстановления процессуального равноправия, в контексте направления дела на новое рассмотрение. Т.е. их следует разделять, а сегодня это одна группа. И также отметим, что при отмене по безусловным основаниям, апелляция превращается в первую инстанцию. Если отменено по безусловным основания, то апелляция превращается в суд первой инстанции. Обратим внимание на ч.5 ст. 330 ГПК РФ, в которой сказано, что при наличии оснований, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных настоящей главой. А что значит без учета особенностей? Это означает, что апелляция превращается в первую инстанцию. Т.е. можно менять ответчика, предъявлять встречный иск, представлять доказательства без ограничений, можно привлекать третьих лиц и так далее.

И вот стоит обратить внимание на то, что если решение было отменено по безусловному основанию, например ввиду отсутствия протокола в суде первой инстанции, апелляция превращается в первую инстанцию и говорит, а вообще, надо привлечь третье лицо. И куда впервые придет третье лицо, в апелляцию, и своей апелляции у него не будет. И поэтому законодатель компенсирует тот факт, что апелляция не может передавать дело на новое рассмотрение, тем, что суд второй инстанции превращается в суд первой инстанции и работает по правилам первой инстанции. Но действительно ли это компенсация? Ведь проблема процессуального равноправия остается не решенной. Ну там где этих проблем не возникает, там пожалуйста, апелляция превратилась в первую инстанцию и все рассмотрела и нет вопросов. Но там, где это затрагивает процессуальное равноправие, то она должна обладать правом передать дело на новое рассмотрение. И собственно говоря, после этого постановление апелляции вступает в законную силу и появляется возможность обжалования в кассации.

И последнее, в ч.1 ст. 330 указанны основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке. А именно:

  1. неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела- это определение предмета доказывания, а предмет доказывания у нас формирует суд.
  2. недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела- это другими словами нарушение законов оценки доказательств.
  3. несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

Здесь следует отметить, что п.1 и п.2 разграничиваю эмпирическое и рациональное судебное познание. Что значит недоказанность, не доказано, что свет на светофоре был зеленым, а суд в решение пишет, что свет был зеленый. И мы говорим, это не доказано, что значит не было каких источников доказывания?- эмпирических. Т.е. основанных на принципе непосредственности, на законах эмпирического познания. А п. 3 говорит, неправильное применение выводов, каких выводов, правовых или логических? Ведь следующий п.4) говорит- нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. И в связи с этим возникает вопрос, а чем отличается неправильное применение закона, от неправильных выводов? И отметим здесь, что п.3 говорит о логических выводах. А о правовых выводах говорить п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, неправильное применение закона.