Прокурор

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Есть два субъекта, защищающих публичный интерес. Первый такой субъект – это прокурор. Возможность предъявления иска прокурором – это типичный пример вторжения публичной власти в диспозитивный процесс. Прокурор в процессе – выражение публичности самого процесса. Процесс возбуждается не волей, не действиями самого заинтересованного лица, а действиями и активностью публичного должностного лица. ч.1 ст.45 ГПК РФ: прокурор защищается права: граждан, неопределенного круга лиц и публично-правовых образований. В защиту юридических лиц прокурор обращаться не может. О каком юридическом лице сейчас идет речь? О юридическом лице частного права? Ну да, защищать такие юрлица нельзя. А если организация в смысле органа власти? Или такая постановка вопроса исключена?

Например, в обзоре практики ВС было сказано: да, прокурор вправе идти в суд с требованиями взыскать с граждан и организаций недоимки по налогам. Типа это в защиту интересов публичных образований. Но ведь всякий интерес государства, МО, субъектов РФ проявляется через государственные органы. Тут двоякая постановка вопроса. Прокурор – это субсидиарный представитель государства (т.е. он представляет государство там, где нет государственного органа)? Или прокурор – это представитель вместо государственного органа (государственный орган есть, но он ничего не делает)?ВС поощряет вторую позицию, если читать тот обзор практики. Здесь отметим, то, что сказал ВС – это полный бред. Конечно, такого быть не может. А о каком же тогда интересе РФ, субъекте РФ и МО идет речь в ст.45? Ведь все интересы опосредованы деятельностью государственных органов.

Право прокурора обращаться в суд – это естественное продолжение функции общего надзора прокуратуры. Предмет такого надзора – это, в первую очередь, деятельность государственных органов. И если прокурор видит, что в их деятельности полное безобразие, то интерес государства нарушается из-за деятельности таких органов. И вот тогда прокурор и обращается в суд в защиту публичных интересов. Отсюда, вывод: ст.45 – это прокурор против государственного органа. Далее, неопределенный круг лиц. Ну, тут понятно, по идее. Такой круг лиц может защищать только лицо, обладающее специальной дееспособностью (специально уполномоченные). И одно из таких лиц – это прокурор. Наконец, прокурор в интересах гражданина. Тут надо смотреть п.1 ст.45.

Прокурор в процессе – это нарушение принципа равноправия в двух смыслах. Во-первых, в интересах гражданина появляется «бесплатный государственный адвокат». Во-вторых, прокурор вправе назначать ревизии, требовать проведения проверки, требовать представления документов и т.д. Прокурор – это серьезная власть, это большие возможности по сбору доказательств. Вот почему прокурор – это не просто нарушение равноправия в процессе, это нарушение равноправия в процессе доказывания. У него все рычаги воздействия: возможность привлечения к ответственности и т.д. Вопрос – а участие в прокуроре вообще допустимо и оправдано? Вот почему одним из трендов являлось сокращение полномочий прокурора.

Только прокурор решает, если ли основания для его вмешательства, или суд это решает? ВС в обзоре практики указал, что суд вправе вернуть прокурору иск, если, по мнению суда, гражданин может сам себя защищать. Таким образом, эти обстоятельства уважительные поставлены под контроль суда. Шварц с этим не согласен по той причине, куда бы мы ни помещали прокурорскую власть, она всё-таки самостоятельна, автономна и тоже обладает своей дискрецией. Но с точки зрения процессуального равноправия всё правильно.

Ч.2 ст.45 – прокурор несет все обязанности и права истца. Это логично. Прокурора именуют процессуальным истцом. Процессуальный истец – это как масло масляное. Но эта идиома не случайно утвердилась, ибо прокурор – не носитель материального права. Он подает исковое заявление по установленной форме, он несет бремя доказывания и занимается всем, за исключением обязанности по уплате судебных расходов (логично) и возможности заключить мировое соглашение (тоже логично, ибо он не носитель распорядительных прав и обязанностей). А как быть с изменением основания и размера иска? На первый взгляд, это прокурор определяет. А может ли он изменить иск?

По поводу отказа от иска. Если прокурор отказывается, то материальный истец продолжает участвовать. Но если материальный истец отказывается, то процесс прекращается. Изменение предмета и основания иска допускается только с согласия материального истца. Отметим, что надлежит различать две ситуации. Ситуация, когда за прокурором есть материальный истец (гражданин, например), и ситуация, когда за прокурором нет материального истца. Вот ч.2 ст.45 описывает ситуацию, когда за прокурором есть материальный истец (тогда приоритет за материальным истцом). А если прокурор защищает публичные интересы, то материального истца как такового физически нет.

Во второй ситуации здесь прокурору принадлежит вся полнота распорядительной власти в процессе. Ему некуда оглядываться, он сам все делает. Наряду с такой формой участия как возбуждение дела (всё, что до этого было, это предъявление иска (возбуждения дела)) кодекс знает и вторую форму участия – вступление в процесс для дачи заключения по делу. Ст.45 ч.3 ГПК – вступление в процесс для дачи заключения. Ч.1 и ч.2 говорит о первой форме участия прокурора в процессе.

Вообще возникает вопрос: зачем нужно заключение? В ч.3 ст.45 – перечень дел, где он дает заключения (социально значимые дела: возмещение вреда здоровью, выселение, восстановление на работе и др.). То есть тут дела, где истец – слабый участник процесса. Но истец же мог сам зайти в процесс. Но, тем не менее, прокурор имеет участие в этом деле и должен обеспечить восстановление фактического равенства, понимая, что истец не защищен. Тут должна быть цель участия прокурора – цель осуществления полномочий прокурора. Главная цель прокурора – надзор за всеми, кроме суда. О прокурорском надзоре за судом речи идти не может. А какие такие полномочия? Это не те полномочия, которые в законе о прокуратуре. Это полномочие в процессе. Но это не полномочие, а функция. Полномочие – это компетенция, а значит, это властная функция. А у прокурора в процессе нет властной функции. Тут функция. Функция – это помощь сторонам, где такие стороны являются слабыми. Прокурор обеспечивает равенство даже там, где он иск не предъявлял.

Далее, мы обращаем внимание на то, что кодекс ставит перед нами вопрос. Если закон говорит «в делах таких-то, таких-то и в иных случаях», то его участие нужно назвать обязательным. Мораль: его участие в таких делах обязательно. Однако ч.3 ст.45 говорит: отказ прокурора дать заключение (его неявка) не препятствует рассмотрению дела. А раз не препятствует, значит, его участие приобретает факультативный характер.

Получается дуализм. Вопрос: а для чего, для кого участие является обязательным? Тут нужно различать обязательность для суда, и для прокурора. И для самого суда эта обязательность двояка. Участие прокурора обязательно, если по таким делам суд должен повестку прокурору направить. Если повестки нет, то решение суда будет незаконным. С другой стороны, если прокурор не явился, хотя и был извещен, то решение суда является законным. Короче, явка прокурора не влияет на законность судебного акта, если прокурор был извещен.

Ну, а для самого прокурора участие в деле является обязательным. Но для судьбы судебного акта прокурорское заключение является факультативным условием, если он был извещен надлежащим образом. Сам перечень дел заслуживает внимания. В делах о выселении – какое выселение имеется в виду? Социальный наем? Виндикация квартиры? Реституция квартиры? Какое выселение? Первое, второе и третье? Или только социальный наем? ВС указал, что виндикационное, реституционное выселение не попадают сюда. Только социальный наем. Но практика в СПб стоит на другой позиции и исходит из того, что прокурор участвует во всех делах о выселении из жилых помещений.

Прокурор имеет право отказаться от иска. Истец вправе тогда настаивать на продолжении дела. Был случай, когда прокурор в защиту несовершеннолетних предъявил иск о признании сделок с жилыми помещениями недействительными, применении реституции. Потом прокурор отказался от иска. Право прокурора отказаться от иска связано с тем, что прокурор не имеет права поддерживать неосновательный иск. Прокурор должен обеспечивать уважение к суду. Если иск неосновательный, то предъявлять его или поддерживать прокурор не вправе.

И вот прокурор в этом деле отказался от иска. А иск был о реституции квартиры. А реституция квартиры – выселение, по сути. И там прокурор остался для дачи заключения по делу. Прокурор, отказавшись от иска, сказал в заключении, что иск он поддерживает и просит его удовлетворить. Это к чему? К тому, что он остался в процессе, изменив форму участия. А это говорит о том, что у прокурора две формы участия в процессе: предъявление иска и дача заключение.

Прокурор в процессе – проблема процессуального равноправия, особенно когда он предъявляет иск. Прокурор, по сути, государственный адвокат. Тут нужно сделать несколько тезисов. Надзора прокуратуры за судом теперь нет. Раньше в ГПК прокурор надзирал за судом. И там участие прокурора в суде было скорее для надзора за судом, а не для защиты слабых сторон. А если это бесплатный государственный адвокат, то возникает проблема обеспечения равноправия. С одной стороны, без такого публичного вмешательства обойтись нельзя. А с другой стороны, нужно равноправие. Доказательства, собираемые путем прокурорской проверки, нарушают равноправие, ибо истец такими возможностями не обладает. Далее, обратим внимание на дачу прокурора заключения. Тут внесли изменения по сравнению с ГПК РСФСР. Ст.189 и ст.ст.190 ГПК РФ имеются в виду.

ст.189 ГПК РФ – дача заключения предшествует прениям. В РСФСР прокурор имел последнее слово в процессе, заключение было после прений. Суд уходил в совещательную комнату под впечатлением речи прокурора. Тогда стороны не могли ничего возразить прокурору. Сейчас это исправили. Это объяснялось тем, что прокурор надзирал за судом. Сейчас участники процесса после заключения могут дать дополнительные объяснения по ст.189. И это правильно. Это равноправие. Ч.3 ст.190 – прокурор, предъявивший иск, выступает в прениях первым. В этом отношении, порядок выступления с заключительными речами приведен в соответствии с принципом состязательности и равноправия.

Прокурор – государственный бесплатный адвокат. Это фигурально. Это не так. Но как определить функцию прокурора в процессе? Представитель? Нет, не представитель. До революции функцию прокуратуры определяли как правозаступничество. А в чем разница? Представитель – слуга клиента, а правозаступник – слуга закона. Возьмется ли адвокат за сомнительное дело? С большим удовольствием. А прокурор? Нет, ибо он закон защищает. Прокурор – защитник общего блага, социального идеала, законности и справедливости. Он защищает частное лицо постольку и в той мере, поскольку и в какой мере защита частного интереса защищает законность и справедливость. В ст.45 – перечень дел является социально важным. Там социальная справедливость является лейтмотивом всей статьи. Защищая справедливость, он защищает частное лицо. Но защита частного лица вторична, а законность – первична.

Пример категорий дел – это оспаривание нормативных актов. Кого защищают? Всех, ибо нормативные акты адресованы неопределенному кругу лиц. Ч.1 ст.45 – за прокурором может, а может и не появиться материальный истец. Следующий участник процесса, защищающий чужой интерес – это ст.46 ГПК РФ и ст.47 ГПК РФ.