Передача дела в другой суд

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Изменение в подсудности по ходу дела не приводит к передаче дела в другой суд (ч.1 ст.33 ГПК). Дело, которое было принято с соблюдением правил подсудности остается в рассмотрении суда, даже если впоследствии оно стало подсудно другому суду. Передача дела должна быть только тогда, когда была допущена ошибка. Этому посвящена ч.2 ст.33 ГПК РФ. На определение суда о передачи дела в другой суд или об отказе в передачи дела может быть подана частная жалоба. Дело, направленное из одного суда в другой, должно быть принято к рассмотрению. Споры о подсудности прямо запрещены законом.

Например: Судья решает, что дело лучше рассмотреть по первой инстанции ВС РФ и направляет дело туда. И что, ВС РФ обязан рассмотреть дело, даже если мировой судья ошибся? Никто при этом определение мирового судьи не обжаловал. ВС РФ быстро справился с этой ситуацией и сказал, что такие дела, переданные с нарушением правил подсудности, должны возвращаться. Поэтому предполагается, что споры между судами не допускаются между судами одного уровня, а с вышестоящими судами спорить не приходится (на то он и вышестоящий).

КС РФ №9-П от 16.03.98 г. Подсудность, как и подведомственность – это набор технических правил о том, в какой суд обращаться. Подсудность и подведомственность – это не научные категории, они должны быть четкими и не порождать никаких сомнений. С помощью этих правил должен быть исключен произвольный выбор суда. Отсюда подведомственность и подсудность – это гарантии независимости и беспристрастности суда. КС РФ говорит о том, что рассмотрение дела должно производиться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда. В законе должны быть критерии, которые бы определяли, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное гражданское или уголовное дело, что позволило бы избежать неопределенности в этом вопросе. Чтобы дело рассматривалось не произвольным, а надлежащим составом суда, в законе должен быть закреплен четкий процессуальный механизм. Вот почему подсудность имеет значение именно в контексте обеспечения права на беспристрастный состав суда. Главное – это исключить произвольный выбор суда истцом. Если исключена произвольность, то и нет угрозы интересам соответствующего ответчика. Все положения закона должны интерпретироваться и применяться в контексте именно этого конституционно-правового смысла.

Ответ ВС РФ в «Обзоре судебной практики за первый квартал 2002 г.», утвержден 10.07.02. ВС РФ был задан следующий вопрос: мировой судья принял дело с нарушением правил подсудности. Никто это не обжаловал. Мировой судья рассмотрел дело, и по апелляции оно поступило в районный суд, а районный судья видит, что дело принято к производству с нарушением правил подсудности. Проблема в том, что апелляция на решение мирового судья не вправе возвращать дело на новое рассмотрение. Так что же делать? Ведь если первой инстанции дело не подсудно, так и оно неподсудно и второй апелляционной инстанции. Так как же должен поступить районный суд, рассматривающий апелляцию на решение мирового судьи, если видит, что дело мировому суду не подсудно?

Ответ: возвращать на новое рассмотрение по установленной подсудности. ВС РФ понимает, что тем самым он выходит за пределы процессуального закона, и в обоснование этой позиции указал, что иначе не может быть реализована ст.47 КРФ, а КРФ имеет прямое действие. А поэтому прямое и непосредственное действие КРФ требует, чтобы апелляция вернула дело на новое рассмотрение, чтобы обеспечить право на рассмотрение дело в том суде и тем судьей, к подсудности которых данное дело отнесено законом. Это обеспечивает независимость и беспристрастность суда. Есть мнение, что ВС РФ нарушил тем самым положения ГПК, но поступил совершенно правильно.

А что, если впервые ссылки на нарушение правил о подведомственности, подсудности возникают только в суде второй, третьей инстанции? В первой инстанции сторона промолчала относительно нарушения правил подсудности, а когда ответчик проиграл дело, он заявил о нарушении этих правил во второй инстанции. Следует ли обусловить применение этих правил наличием или отсутствием соответствующих возражений. Может быть, если в первой инстанции никто не возражал о подведомственности или подсудности, дальнейшие ссылки на нарушение этих правил не применяются. Они будут рассматривать вышестоящими судами только, если на такие нарушения лица, участвующие в деле уже ссылались. Но эти правила императивны, это компетенция суда, которая не может зависеть от мнения истца и ответчика. С другой стороны, в суде второй, третьей инстанции вспоминать об этом значит злоупотреблять и затягивать рассмотрение дела. А отсюда современная практика стоит перед необходимостью рассматривать этот вопрос в контексте диспозитивность.

Если никто в первой инстанции не возражал, то в дальнейшем ссылки на эти нарушения не применяются. Но здесь также необходимо исходить из обстоятельств конкретного дела, ведь если у гражданина не было профессионального представителя, то он элементарно мог и не знать о соответствующих нарушениях и узнать об этом впервые в суде второй инстанции. Есть мнение, что эти правила должны быть истолкованы в значительном числе случаев с позиций диспозитивности, поскольку стороны не возражали, то значит, они согласились на этот суд, а следовательно, в дальнейшем ссылки на нарушение подведомственности и подсудности применяться не должны.

Шварц считает, что такие заявления должны быть сделаны на стадии подготовки дела, а если не были заявлены – значит, право ссылаться на компетентность суда утрачивается. Но если относится к этим правилам как к правилам императивным, тогда с мнением сторон это вообще не связано: если суд видит, что правила о подведомственности и подсудности нарушены, он должен на них реагировать независимо от позиции сторон. Подведомственность – это инструмент разграничения дела между судебными подсистемами. В то же время подведомственность – это пределы ведомства, пределы власти. Подведомственность как пределы власти определяет не только компетенцию общего суда по отношению к арбитражному, но и отношение судебной власти к другим ее ветвям – законодательной и исполнительной. В этом смысле подведомственность определяет ответ на вопрос, что может стать предметом судебного рассмотрения. Всякий ли вопрос может быть поставлен перед судом? Сначала необходимо определить, а какие дела будут распределяться между судами, и только потом уже их распределять. Судебная власть должна иметь свои границы. Все ветви власти имеют свои пределы по отношению к другой. Где заканчивается судебная власть?

Пример: можно ли обжаловать в суд бездействие парламента, выразившееся в непринятии ФЗ? Согласно ст.46 КРФ обжаловать можно любое действие (бездействие) государственного органа, затрагивающее права и свободы человека и гражданина. В 1998 г. КС РФ признал несоответствующими КРФ положения ряда законов, устанавливающих обязательные платежи, которые должны уплачивать адвокаты, нотариусы и т.д. и установил, что эти нормы утрачивают силу по истечении 6 месяцев со дня вступления в силу соответствующего постановления КС РФ. Таким образом, КС РФ фактически дал форму законодателю, чтобы он внес соответствующие поправки в данные ФЗ. Но законодатель ничего делать не стал и через 6 месяцев соответствующие нормы утратили свою силу. Нотариус СПб перестал платить взносы в пенсионный фонд, ссылаясь на соответствующие положения, несмотря на требование налоговой службы об уплате данных платежей. В результате данный вопрос стал предметом рассмотрения в суде, где нотариус проиграл и в соответствии с судебным решением с него были взысканы все те денежные средства, которые должны были быть уплачены + пени.

Пораженный подобным решением нотариус обратился в суд с иском к Государственной Думе, в результате бездействия которой необходимые изменения не были внесены. Ее пустили по «малому кругу», т.е. она прошла все суды РФ, которые только можно, включая ВС РФ, и все из них твердили, что нам это не подсудно. В итоге, когда споры о подсудности были закончены, и было определено, что это подсудно районному суду, нотариус обратился в тверской районный суд по месту нахождения ГД РФ, но ему было быстро отказано в принятии искового заявления со ссылкой на ст.10 КРФ, где закреплено, что власти разделены, и суд не может обязывать легислатуру принимать законы. На этом примере мы сталкиваемся с пониманием подведомственности в контексте судебной власти. Разделять между судами можно только то, что само составляет предмет судебного рассмотрения. Если вопрос находится за пределами судебной власти, то и бессмысленно определять, какой суд, общий, или арбитражный, или конституционный, должен рассматривать подобные дела. В этом значении понятие подведомственности подлежит серьезному изучению. Сегодня западная литература сегодня использует термин «тирания суда», ведь в условиях прав и свобод человека, которые обеспечиваются правосудием, сложилась ситуация, когда в суд можно принести абсолютно все. Где-то судебная власть должна заканчиваться. А где она заканчивается?

Решение СПб городского суда по вопросу о катке на Дворцовой площади – когда городской суд отменял решение куйбышевского суда, одним вопрос был вопрос именно о пределах судебной власти. Заявители обжаловали бездействие государственной инспекции по охране памятников (ГИОП), выразившееся в том, что ГИОП не вмешался в процесс возведения этого катка и не защитил Дворцовую площадь вместе с Александринской колонной. Куйбышевский суд обязал ГИОП к контрольно-надзорным мероприятиям. Городской суд СПб указал, что нельзя обжаловать бездействие госоргана, выразившееся в неосуществлении контрольно-надзорных мероприятий. Тогда потом будет еще один спор по поводу результатов этих контрольно-надзорных мероприятий, а дальше из одного судебного решения будет возникать новый спор. Таким образом, в подведомственность нужно рассматривать на двух уровнях:

  • На уровне пределов судебной власти как таковой;
  • На уровне механизма распределения дел между судебными подсистемами.