Задачник:Пять бесхозяйных зданий

Материал из Процессуальное право
Перейти к:навигация, поиск

Иванов в 2013 году обратился в районный суд с заявлением об установлении факта владения и пользования как своими собственными 5 нежилыми зданиями, ссылаясь на то, что 1994 году он приобрел их по договору купли-продажи у ООО "Лидер", которое к настоящему моменту ликвидировано. Однако приложение к договору, в котором перечислены все объекты купли-продажи, утрачено, что лишает Общество возможности зарегистрировать право собственности. Согласно представленным доказательствам в приобретенных зданиях расположено швейное производство, здания эксплуатируются, надлежащим образом содержатся, ремонтируются и т.д. В момент покупки зданий Иванов являлся индивидуальным предпринимателем, впоследствии неоднократно приобретал и утрачивал этот статус, незадолго до обращения в суд в очередной раз утратил статус индивидуального предпринимателя, в зданиях разместил швейное производство.

Привлеченный к участию в деле в качестве заинтересованного лица Комитет по управлению муниципальным имуществом указал, что здания, по его мнению, являются бесхозяйными. 8 месяцев назад Комитет обратился с Управление Росрегистрации с заявлением о постановке зданий на учет как бесхозяйных с целью последующего обращения их в муниципальную собственность. По этому основанию Комитет возражал против удовлетворения заявления.

Суд поставил на обсуждение участников разбирательства вопрос об оставлении заявления без рассмотрения по мотиву возникновения спора о праве.

Иванов полагал, что спора о праве на бесхозяйную вещь в принципе быть не может, как в силу правил п.3 ст.225 ГК, так и в силу того, что нельзя признавать интерес муниципалитетов в признании права муниципальной собственности на бесхозяйные недвижимые вещи. Они не вправе, а обязаны обеспечивать обращение бесхозяйного недвижимого имущества в собственность муниципалитетов для обеспечения общественных интересов (бесхозяйная недвижимость является «рассадником» преступности и антисанитарии). Такая обязанность не создает интереса, подлежащего судебной защите. Претендовать на такую недвижимость в споре с частным лицом, завладевшим недвижимостью, муниципалитет по определению не может (появление владельца автоматически исключает любые притязания муниципалитета).

Комитет не соглашался с таким подходом и указывал, что решающим моментом является постановка объекта недвижимости на учет по заявлению Комитета. До такой постановки на учет действительно нельзя говорить о наличии притязания муниципалитета на объект недвижимости. Но с момента обращения Комитета в Управление Росрегистрации о постановке объекта на учет судьба объекта может решаться только в споре Комитета с иными лицами, претендующими на данный объект.

По мнению судьи, все, что говорят участники процесса, не имеет никакого значения. Значение имеет то, что решение об установлении факта владения и пользования объектом недвижимости как своим собственным свыше 15 лет является решением о прекращении права собственности предыдущего собственника и прекращении всех иных притязаний на данный объект (ибо приобретательная давность является первоначальным способом приобретения права собственности). Поэтому выявление любого притязания на объект означает возникновение спора о праве. Следует учитывать и информационное письмо ВАС РФ №76 от 17.02.2004 (п.5 и 7).

На это представитель Иванова указал, что Иванов не ссылается на ст.234 ГК, а просит установить факт владения и пользования имуществом как своим собственным не в связи с приобретательной давностью. Судья на это заметил, что норму права, подлежащую применению по делу, а значит, и квалификацию юридического факта, дает суд, а не заявитель.

Оцените доводы участников разбирательства. В каком производстве надлежит рассматривать дело? Вправе ли суд переквалифицировать факт, об установлении которого просит заявитель?