Участники арбитражного процесса

Материал из ВикиПроцесо
Перейти к: навигация, поиск

Процессуальная правоспоспособность и процессуальная дееспособность в арбитражном процессе

ст.44 АПК РФдает понятие истца и ответчика. ст.43 АПК РФ определяет процессуальную дееспособность и процессуальную правоспособность. Дееспособность в АПК РФ на виды не делится в отличие от ГПК РФ.Это вызывает определенные проблемы.

Например: Предпринимательская деятельность является предпосылкой эмансипации. Зарегистрированным в качестве предпринимателя может быть лицо, не достигшее 18 лет. Вообще конечно это странно, разрешить лицу, не достигшему 18 лет, заниматься предпринимательской деятельностью. Ведь эта деятельность является рисковой. Если у такого предпринимателя возникнет спор, то вести его будут законные представители (родители и т.п.), т.к. в процессуальном смысле он полностью недееспособен.

Аналогия в таких вопросах как право- и дееспособность применяться не может. Поскольку право- и дееспособность – есть результат признания государством лица в таком качестве. Теперь за счет расширения подведомственности за счет корпоративных споров в сферу арбитражного разбирательства вовлекается множество недееспособных лиц, от имени которых в процессе выступают их законные представители.

Процессуальное соучастие в арбитражном процессе

(ст.46 АПК РФ - процессуальное соучастие в арбитражном процессе. (ч.6 ст.46 АПК РФ– законы не предусматривают количество ответчиков, поэтому закон, в котором написано количество ответчиков – редчайшее исключение. В ГПК лучше – связь с характером спорного правоотношения. В арбитражном процессе соответствующие ходатайства о вступлении в дело соистца, о привлечении соответчика могут быть обжалованы, а в гражданском процессе обжаловать нельзя. ст.50 АПК РФ – отказ впустить в процесс третье лицо может быть обжалован. Должны ли суды ждать, будут ли обжалованы такие определения? Если уж разрешили обжаловать, то нужно тогда откладывать и ждать.

Процессуальное правопреемство

Институт процессуального правопреемства – продолжение института материального правопреемства. Информационное письмо ВАС РФ № 77 от 21 июня 2004 г. "Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов"

9. Арбитражный суд признал незаконным постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства, вынесенное на основании того, что должник заложенное имущество, на которое судом обращено взыскание, продал другому лицу. Судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об окончании исполнительного производства в связи с отсутствием имущества у должника и получением сведений о том, что имущество, на которое судом обращено взыскание, отчуждено должником и на момент совершения исполнительных действий принадлежит третьим лицам. Взыскатель оспорил эти действия судебного пристава-исполнителя в арбитражном суде. Арбитражный суд признал постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства незаконным по следующим основаниям. Согласно статье 353 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) в случае перехода права собственности на заложенное имущество или права хозяйственного ведения им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Поскольку должник продал заложенное имущество, на которое судом уже обращено взыскание, судебный пристав-исполнитель обязан был в установленном порядке принять меры к реализации заложенного имущества и в случае, когда это имущество находится у третьих лиц.

Постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2011 г. № 2150/11

Чем персонифицируется судебное решение и в чем персонифицируется исполнительный лист? Является ли право следования основанием правопреемства? Конфликт между персональным характером исполнительного листа и неперсонифицированным характером залога. ВАС РФ указал на необходимость продолжать исполнительное производство в случае, если заложенная вещь продана другому лицу. Но как продолжать, если исполнительный лист выдан на другое лицо? Возникает ли новый спор о праве, когда к лицу переходит предмет залога или все это происходит в рамках правопреемства в исполнительном производстве? Может ли процессуальная форма о правопреемстве включать разрешение спора о праве? Пристав идет за определенной вещью, и тогда нам не важна личность должника? Возникает ли новый спор о праве с новым должником ли лицо вступает в уже разрешенный спор?

М.З. Шварц писал в своей статье [1], посвященной правопреемству в исполнительном производстве о том, что нахождение вещи у третьего лица означает возникновение нового спора о праве в отношении этой вещи. Если считать, что к новому владельцу должен быть предъявлен новый иск, то сколько раз прерывается срок исковой давности? Прерывается ли он в первый раз и один раз (по отношению к вещи) или она прерывается всякий раз (по отношению к лицу)? Очевидно, что начинает течь давность один раз. И прервана она будет один раз.

Изначально неверной является конструкция залога в ГК РФ. В силу залога удовлетворение происходит преимущественно перед другими кредиторами. Суд в решении манифестирует, что есть преимущество в силу залога. Но кому? Всякое решение об обращение взыскания на предмет залога – это решение о правах и обязанностях этих не привлеченных кредиторов (третьи лица, кого не знают, не привлекают). Преимущество ведь по отношению к третьим лицам. Должник все равно отвечает всем своим имуществом. Это должен быть не иск, а сугубо следственное производство, т.к. определяется судьба вещи. Это решение о вещи. Оно будет противопоставлено всем кредиторам. Это решение о признании права на преимущество в стоимости. Шварц М.З. условно называет такие производства санкционирующими.

Иск о залоге нужен залоговому кредитору, а не должнику. Должник не является ответчиком по этому иску.

О каком установленном порядке идет речь в п. 9 Информационного письма ВАС РФ № 77 Речь может идти об исполнительных документах в отношении вещей, а не в отношении лиц.

Санкционирующее производство – нужно предусмотреть механизм защиты третьих лиц, это решение не в отношении лица, а в отношении вещи. Обязанность – в обязательстве залога, а в праве залога – у залогодателя нет обязанности (только пассивная), он должен только не препятствовать обращению взыскания на предмет залога. Залогодатель не имеет на себе долга, он не должен платить (особенно хорошо это видно, когда залогодатель – третье лицо). В санкционирующем производстве нет ответчика, нет должника. Решение – в отношении вещи. Решение противопоставляется третьим лицам.

Но если исполнительный лист нужен для того, чтобы вещь отнять (что касается процедуры), он против конкретного лица (ведь конкретное лицо препятствует выставлению вещи на торги). Новый владелец – новый спор о праве возникает, новый исполнительный лист выдается. А если решение – обратить взыскание на имущество, то такое решение не ограничено по лицам. Получается, решение и исполнительный лист не тождественны по своим субъектам и содержанию.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.06.2011 г. № 2150/11: «Следовательно, исполнение требований судов о восстановлении записей об ипотеке означает, что согласно сведениям ЕГРП залогодателем имущества, зарегистрированного на праве собственности за Зинатуллиным Р.И., будет выступать Коломинский Р.А., что противоречит правилам пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, кто может являться залогодателем вещи». Не противоречит. Это нормально, когда собственник один, а залогодатель иной. Это разные регистрационные записи. Ст. 353 ГК РФ - переход права залога означает всегда переход прав и обязанностей по договору? Вещное обременение не требует никакого договора. Тогда договор залога и право залога на разных лицах. Но именно на основании договора производится запись.

Статья 1022. Ответственность доверительного управляющего – установлена ответственность ДУ по соответствующим обязательствам. Эта статья об исполнительном производстве.

Как кредиторы перейдут к имуществу учредителя управления? Иск предъявляется к доверительному управляющему, в исполнительном листе тоже он указан. Это субсидиарная ответственность учредителя управления? Но мы начали взыскание с его имущества. Субсидиарной выглядит ответственность ДУ.

Как осуществить переход? Это иск к учредителю управления или это тоже правопреемство? Эта статья о разграничении правопреемства и конкурирующих форм? Возможно, эта статья об условных судебных решениях? В решении напишут: взыскать за счет такого-то имущества, а при недостаточности за счет такого-то. Может быть, это ситуация, где должно быть 2 ответчика? Но в судебном решении пишется – «взыскать с…», а не взыскание за счет стоимости (как в залоге). Может быть, это вообще другой вид судебных решений – «взыскать за счет стоимости…». Но договор учредительного управления может быть расторгнут в любой момент. Опять правопреемство или исполнительный лист, воплощаемый в вещи, а не в лице? Или мы должны сказать, что обращение взыскания осуществляется только в период действия договора. Будем ли мы взыскивать с ДУ, если договор расторгнут? Может быть, нет договора, статья не действует? Но статья установлена в интересах кредиторов. Если скажем, что после расторжения договора на имущество ДУ обращать взыскание нельзя, то интересы кредиторов не обеспечиваются. Может быть, «взыскать за счет таких-то видов имущества такие-то долги…»

Владельческое правопреемство в отношении выселения: КУГИ сдает в аренду, не платит арендодатель «ХХХ», иск о выселении, пристав приходит, а там уже ООО «Рога и копыта». Новый иск. Выселяет суд. Приходит пристав, а там уже «Рога и копыта плюс». Новый ответчик, новый иск. Понятно, что лицо одно и то же, но исполнительный лист – в отношении лица выдается. В практике разные подходы, в т.ч. процессуальное правопреемство. Квалифицируют как злоупотребление. Но формально так нельзя. Нужно опять прийти к выводу, что нам нужны исполнительные листы, выдаваемые в отношении вещи, а не лица. Бремя доказывания смещается с должника на фактического владельца. Это лицо должно получить иск, и на нем будет бремя доказывания для преодоления абсолютного характера этого исполнительного листа – иск, направленный на опровержение этих исполнительных действий.

Постановление КС от 20 февраля 2006 г. N 1-П - посвящено субъектам в кассации: можно пойти в надзор, можно с иском. КС РФ пишет, что российский процесс не знает иска против принудительного исполнения: "Что касается тех случаев, когда право на судебную защиту реализуется лицами, не участвовавшими в деле, вопрос о правах и обязанностях которых был разрешен судом, путем предъявления самостоятельного иска в суд первой инстанции, то само по себе предъявление иска не может остановить исполнение вступившего в законную силу решения суда первой инстанции (поскольку, в отличие от ряда иных правовых систем, в российском процессуальном законодательстве не предусмотрены иски против решения о принудительном исполнении), а исправление судебной ошибки и защита нарушенных судебным решением прав этих лиц будет осуществлена в гораздо более длительные сроки".

Как помочь КУГИ? Нам не хватает адекватного обеспечения исполнительных мер. Мы пытаемся подвести базу для преодоления субъективных пределов судебного решения. Возможно в этом выход. Остается главный вопрос - в чем исполнительный лист: в лице или в вещи?

ч.2 ст.319 АПК РФ - Выдача исполнительного листа. ст.320 АПК РФ - Содержание исполнительного листа. 1. В исполнительном листе должны быть указаны: 5) резолютивная часть судебного акта;

А если кассация или апелляция изменили решение? Дословное воспроизведение не должно требоваться.

В судебном решение нас интересует декларация, а в исполнительном листе – владельческий аспект. Получается, существо различно. Формулировка «обратить взыскание» многозначна.

Пока нет соответствующих механизмов адекватных, нужно пользоваться обеспечительными мерами (что касается примера с КУГИ).

Является ли форма разрешения вопросов правопреемства в процессе формой разрешение спора о праве?(состоялась ли цессия? Состоялся ли перевод долга?). Ведь существует риск присуждения права тому, кому право не принадлежит.

Специфика правопреемства в публичном производстве

Правопреемство связано с преюдицией.

Есть решение – то, что установлено в спорах со старой налоговой инспекцией будет преюдицировать в спорах с новой налоговой инспекцией. Постановление Пленума ВС РФ № 2 по гл. 25 ГПК РФ. Процессуальное правопреемство это не только категория, лежащая в области частного права, но может быть и в публичном праве. Перечень оснований для правопреемства открытый. Перемена лиц должна пониматься широко.


Участие прокурора в арбитражном процессе

ст.52 АПК РФ - процессуальная правосубъектность прокурора стала специальной. Только в интересах публичной собственности. Может выступать с целью обеспечения законности (дача заключения по сути по тем делам, по которым он может выступать истцом). Эта фраза неудачная, т.к. она отдает временами, когда прокурор надзирал над судом. Но сейчас обеспечивает законность суд. Самая типичная категория дел для прокурора – оспаривание актов органов государства.

ч.4 ст.198 АПК РФ - Право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными.

Устанавливается 3-месячный срок на оспаривание акта, являющегося незаконным. В статье вообще не написано про прокурора. Для него тоже 3 месяца или нет? Ведь прокурор же не гражданин.

Прокурор действует в интересах этих лиц, но еще и в интересах законности. Когда прокурор узнает? Есть толкование – со дня издания акта, потому что копия акта направляется в прокуратуру. Конечно это не правильно. Прокурор, получив сигнал, должен провести проверку. И если сигнал обоснован, он обращается в суд. То есть 3 месяца нужно отсчитывать со дня, когда он закончил проводить прокурорскую проверку. Требуется дифференцированное регулирование.

Участие государственных органов в арбитражном процессе

Государственные органы могут обращаться в публичных интересах. От них оделены права и интересы группы лиц. ст.225.10 АПК РФ – групповой иск вправе предъявить лицо, являющееся участником правоотношения, а могут обратиться органы. Здесь начинается дифференциация: 1) Групповой иск, предъявляемый субъектом по ст. ст.53 АПК РФ; 2) Лицо, являющееся членом группы. Очевидно к лицам по ст. 53 АПК РФ не могут применяться правила ч. 2 ст. 225.10, то есть не нужно требовать, чтобы к ним присоединялись не менее 5 членов группы.

У нас нет в арбитражном процессе дачи заключения по делу государственным органом. А если материальный закон предусматривает дачу заключения, то мы должны решить вопрос в пользу процессуального закона, т.к. нельзя занять в процессе то положение, которое не предусмотрено.

Специалист в арбитражном процессе

В связи с внесенными Федеральным законом 08.12.2011 № 422-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам" изменениями в арбитражном процессе появился новый участник – специалист и новое средство доказывания - консультация специалиста.

Фигура специалиста предусмотрена ст.55.1 АПК РФ. Специалистом в арбитражном суде является лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности, осуществляющее консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам. Специалист привлекается в целях получения разъяснений, консультаций и выяснения профессионального мнения лица, обладающего теоретическими и практическими познаниями по существу разрешаемого арбитражным судом спораст.87.1 АПК РФ. Специалист как субъект арбитражных процессуальных правоотношений относится к группе лиц, содействующих осуществлению правосудия. В отличие от эксперта специалист не проводит специальные исследования, и, соответственно, не предоставляет суду экспертное заключение.

Эксперт вправе с разрешения арбитражного суда знакомиться с материалами дела, участвовать в судебных заседаниях, заявлять ходатайство о представлении ему дополнительных материалов. Специалист вправе отказаться от дачи консультаций по вопросам, выходящим за пределы его специальных знаний, а также в случае, если представленные ему материалы недостаточны для дачи консультации.

В АПК РФ введено новое средство доказывания – консультация специалиста ст.64 АПК РФ, ст.87.1 АПК РФ. Консультация специалиста - это устное сообщение, которое дается лицом, обладающим специальными знаниями, добросовестно и беспристрастно, исходя из профессиональных знаний и внутреннего убеждения и без проведения специальных исследований, назначаемых на основании определения суда.

Указанные изменения в АПК РФ следует оценить положительно, поскольку длительное отсутствие в арбитражном процессе фигуры специалиста вызывало большие проблемы на практике. Зачастую стороны, испытывающие потребность в специальных знаниях, вынуждены были приводить специалиста в качестве представителя. Но специалиста-представителя строго говоря быть не может. Специальные знания должны допускаться в процесс в нейтральном виде, а представитель не может считаться нейтральной фигурой.


Представитель в арбитражном процессе

Полномочия представителя как объект судебной защиты

Перечень общих и специальных полномочий представителя по АПК РФ и по ГПК РФ не совпадает.

Принятие обеспечительных мер. Зачем специальное полномочие? Оперативный срочный ситуационный характер этих мер ни в коем случае не предполагает, что это специальное полномочие. То, что за этими полномочиями может стоять возмещение убытков, не оправдывает указание этого полномочия в качестве специального.

ст.63 АПК РФ – в отличие от ГПК РФ признание полномочий представителя формализовано в АПК РФ.

Выступает ли полномочие объектом судебной защиты? Ч. 4 ст. 63 – в определенных обстоятельствах суд отказывает в признании полномочий соответствующего лица на участие в деле, на что указывается в протоколе судебного заседания.

Это протокольное определение, которое в принципе не обжалуется. Так можно ли его обжаловать? Раз формализована стадия признания, то нужно бороться как-то с непризнанием (это тоже должно быть формализовано). Надо иметь возможность защищаться как самой стороне, так и представителю. Хотя закон конструирует фигуру представителя как лицо, не участвующего в деле, интерес у него есть. Полномочие должно быть объектом судебной защиты.

Ч. 4 ст. 63 – суд в опр. обстоятельствах отказывает в признании полномочий соответствующего лица на участие в деле, на что указывается в протоколе судебного заседания.

Подлежит ли полномочие само по себе судебной защите? Это деятельность профессиональная. Непризнание полномочий ущемляет интересы не только представляемого, но и самого представителя (это препятствие на пути его профессиональной деятельности). Можно ли оспаривать непризнание полномочий? В концепции развития гражданского законодательства предлагается закрепить следующее правило: если доверенность в нотариальной форме, то контрагенты не могут ее не признавать, а если в простой письменной форме, то контрагенты могут ее оспаривать. Хотя конечно на таких примитивно рациональных основаниях строить логику законодательства нельзя, т.к. принципиальным становится вопрос – может ли представитель настаивать на признании полномочий. В частных отношениях непризнание полномочий может быть причиной того, что сторона впадет в просрочку, например, другая сторона откажется заключать договор с представителем. Может быть вообще нужно закрепить в законе, что нет права отказаться от вступление отношений с представителем?

Представительство – это присоединение к правоспособности одного дееспособности другого. Но у контрагента тогда риски возрастают. Мало того, что волевой аспект сделки будет обсуждаться по личности представителя, нужно еще обсудить, какова была дееспособность представляемого, когда он выдавал доверенность. Контрагент скажет: "Что это вы мне тут 2 дееспособности подсовываете?! Я не хочу нести такие риски". Но тут встает вопрос политики права, если мы разрешим не признавать доверенности, то оборот (особенно в условиях пространства РФ) вообще остановится.

А в области публичного права здесь речь идет о непризнании полномочий со стороны суда. Является ли признание полномочий объектом состязания? Например, при открытии судебного заседания суд предлагает представить полномочия, может ли противоположная сторона сказать: «А можно мне посмотреть доверенность оппонента? Что-то мне кажется, она фальшивая?». Может ли оппонент обжаловать судебное решение по тому основанию, что в суд пустили лицо, которое не обладало правомочиями? Почему возникает такой вопрос? Потому что нас практика к этому привела (особенно в корпоративных конфликтах).

Постановление Президиума ВАС 2010 г. о том, что делать, если процессуальная доверенность признана недействительной. В каком порядке признавать процессуальную доверенность недействительной? Иском? ВАС РФ сказал, что в исковом порядке доверенность недействительной не признается. Опровержение процессуальной доверенности производится через пересмотр судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам. Но при такой постановке вопроса из дела исключается спор между представителем и представляемым. Складывается впечатление, что это аннулирование доверенности имеет значение только по отношению к третьим лицам.

Было дело, рассмотренное ФАС СЗО, когда было установлено, что все доверенности, которые были выданы – недействительные, фальшивые. Контрагент заявляет, что нужно отменить состоявшиеся судебные акты. Для контрагента – это бы вроде бы вновь открывшиеся обстоятельства, а если мы смотрим на правоотношения «представитель-доверитель», то мы видим спор о праве, это аннулирование тех отношений, которые между ними возникли. Можно ли сказать, что пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам – это адекватная процессуальная форма аннулирования доверенности? Ведь если будет иск о признании процессуальной доверенности недействительной, то там будет 2 ответчика: тот, кто доверенность выдавал и тот, кто действовал, спор о праве будет с ними обоими. А если будет пересмотр, то там вообще могут быть другие представители. Получится спор о праве будет рассматриваться без самого представителя, на имя которого выдавалась доверенность. Логика ВАС РФ– если процессуальная доверенность, то иска вроде бы как быть не может о действительности этой доверенности. Но тогда нужно ввести того представителя в процесс. Таким образом, это решение ВАС РФ не представляется оптимальным.

Существует ли у ответчика интерес в признании полномочий по правилам ст. 63 АПК РФ? Можно ли возбудить спор о праве о существовании полномочий на этом основании? А если бы было сказано о недействительности доверенности не в кассации, а в первой инстанции? ст.148 АПК РФ устанавливает такое основание для оставления иска без рассмотрения, если исковое заявление не подписано или подписано лицом, не имеющим право его подписывать.

Сторона может заявить, что доверенность фальшивая, чтоб проверить потом все и оставить иск без рассмотрения. По существу теоретически можно предъявить иск о признании доверенности недействительной.

Признание долга представителем

Может ли представитель сделать заявление о пропуске исковой давности? Это юридический поступок, а не сделка. Оно порождает последствия вне зависимости от того, имелось ли намерение. Постановление Президиума ВАС РФ – суд включил в право на признание иска правомочие на признание долга. Но ведь признание иска – это безусловно процессуальная сделка (действительность зависит от направленности, от воли).

Может ли признание долга быть признано недействительным по мотиву порока воли? Если это поступок, то нельзя, т.к. нет воли, на это направленной. А если это сделка, то ее можно признать недействительной по мотиву порока воли. Но если сделка – это желать что либо, то прервать исковую давность нельзя желать. Но полностью исключить из признания долга волю тоже нельзя.

Если учитывать, что у каждого контрагента есть интерес в стабильности (чтоб не пересматривать дело по вновь открывшимся обстоятельствам), то нужно признать, что у него есть интерес в оспаривании полномочий представителя.

У нас в ГПК РФ и в АПК РФ нет института отвода представителя. В том числе нет правил о том, что при наличии конфликта интересов представителя можно вывести из процесса. Но если это адвокат, то можно поднять вопрос о нарушении адвокатской этики, но нам нужно здесь и сейчас вывести его из процесса, а не когда-то лишить его статуса. Включает ли ст. 63 АПК РФ между строк институт отвода представителя? ст.59 АПК РФ, ст.60 АПК РФ – нарушение правил о представительстве. Института отвода нет, правила о конфликте интересов остаются сугубо этическими, защитить себя от предательства со стороны собственного представителя невозможно. Но если мы исходим из концепции судейского права, из которой мы все больше исходим, то нужно признать, что можно и нужно вывести такого представителя из процесса по мотиву конфликта интересов, нужно читать расширительно.

Может ли представитель оспаривать тот факт, что его вывели из процесса? Может ли представитель обжаловать определение о выведении его из дела? Ведь для него могут возникнуть неблагоприятные последствия, например, лишат адвокатского статуса. В уголовном процессе есть возможность не только заявление отвода адвокату, но и представителю по гражданскому иску. И это правильно, потому что состязательный процесс – настолько остро конфликтная процедура, что личность оппонента имеет огромное значение. Конфликт интересов может иметь здесь место в различных проявлениях.

Процессуальное поведение представителя как предмет материально-правовых притязаний

В этом смысле личность представителя оппонента имеет значение, это предмет интересов противоположной стороны. Игнорировать существование такого интереса невозможно. Имеет ли поведение представителя материально-правовой эффект? Может ли процессуальное поведение служить предметом материально-правовых притязаний? Можно ли с представителя взыскивать убытки за то, что ненадлежащим образом ведет процесс? Например, представитель знает о существовании брачного договора, но не сообщает об этом в суде. Конкурируют ли разные способы защиты? Например, иск об убытках к адвокату будет конкурировать с пересмотром по вновь открывшимся обстоятельствам?

Проблема индивидуализации иска. Один адвокат сказал, что иск индивидуализируется одним образом, в первой инстанции дело проиграли. Во второй инстанции уже другой представитель говорит, что индивидуализировать иск нужно по-другому. Но предмет и основание уже нельзя менять во второй инстанции. Можно ли исправить ошибку процессуального поведения представителя в апелляции? Например, представить новые доказательства, заявить о пропуске срока исковой давности. Нет защиты? Проигрываем дела из-за нерадивого адвоката? Вроде бы хочется дать какую-то защиту, а мы скажем, чтоб взыскивали убытки с адвоката?

Юридическое лицо вообще всегда через представителя действует, значит, оно становится заложником его поведения? Не может быть генеральных процессуальных доверенностей (при всей ее практической целесообразности). Никто из представителей не возьмет на себя представлять интересы во всех делах. Адвокат вообще всегда заключает договор на ведение конкретного дела, поэтому вообще не бывает генерального судебного представительства.

Закон не позволяет нам выдать "условную процессуальную доверенность". Например, признание иска, если будет то-то, отказ от иска, если будет то-то. Как отразить подлинное волеизъявление доверителя? Когда выдаем доверенность, то мы еще не знаем, как повернется дело.

Фактически происходит разрыв между текстом доверенности и тем реальным объемом полномочий, которым мы наделили представителя. Получается, чтобы адекватно отразить позицию доверителя, нужно признать возможность «условных доверенностей». В материальной доверенности мы бы полностью отразили полномочия, а как быть с процессуальной доверенностью?

Существует вопрос защиты, дезавуирования последствий действий представителя.

Можем ли мы сказать, что отношения доверителя с представителем носят рисковый характер, несмотря на то, что ст. 46 Конституции гарантировала право на квалифицированную юридическую помощь? Проецируемо ли на процесс гражданско-правовое понимание риска?

ст.61 АПК РФ – В ГК написано, что доверенность, выдаваемая в порядке передоверия должна быть нотариально удостоверена, а в АПК РФ таких правил нет. Доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, выдается от имени доверителя или представителя? Конечно от имени доверителя.

А теперь вопрос: как выполнить требования ГК РФ о том, что доверенность, выдаваемая в порядке передоверия от имени физического лица, должна быть нотариально удостоверена, а доверенность, выдаваемая в порядке передоверия от имени юридического лица должна быть скреплена ее печатью юридического лица? Можно ли на доверенности, выдаваемой в порядке передоверия, поставить печать юридического лица или там все заменяется печатью нотариуса? По правилам ГК РФ должно стоять 2 печати: печать юридического лица и печать нотариуса? Печать ставится на чью подпись? Генерального директора? Каковы действия нотариуса? Будут ли тут допущены исключения из Статья 160. Письменная форма сделки?

Ведь доверенность в порядке передоверия от имени организации тоже должна быть скреплена печатью? Значит, мы заблокируем передоверие из-за формы?

Процессуальное законодательство вообще не знает правил о передоверии. Но мы в порядке аналогии используем правила ГК РФ за неимением других. Если печатью скрепляется подпись руководителя, то тогда проблем нет, а если сама доверенность – то тогда проблема есть. Ст. 160 ГК РФ – печать – это дополнительные требования к форме сделки. Несоблюдение дополнительных требований влечет те же последствия, что несоблюдение формы сделки – запрет ссылаться на свидетельские показания. Но хорошо, когда речь идет о простой письменной форме, но что будет, когда не соблюдена нотариальная форма – сделка ничтожна! Ведь в порядке передоверия нужна нотариальная форма!

Есть отдельное Информационное письмо ВАС РФ от 05.12.2007 г. № 121, посвященное возмещению расходов на представителя.

  1. [Заметки о некоторых вопросах правопреемства в исполнительном производстве // Бюллетень Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу . 2006. №2.]
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Страницы
Инструменты