Свобода слова в гражданском процессе

Материал из ВикиПроцесо
Перейти к: навигация, поиск

Каким образом право на свободу слова реализуется в судебном процессе и предопределяет процедуру?

Да, мы знаем – устность, гласность, но существование этих принципов не дают ответа на поставленный вопрос.

Как право на свободу слова соотносится с иммунитетами участников процесса, например, иммунитет адвоката – будет ли он работать при действиях, связанных с разжиганием национальной, расовой ненависти в ходе судебного процесса? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к понятию свободы слова.

Никула vs. Финляндии

  1. Можно ли сказать, что в сфере процессуальной деятельности свобода слова сужается или расширяется?
  2. Можно ли сказать, что свобода слова различна в суде и вне суда?
  3. Можно ли сказать прокурору в процессе, что он «дурак»?

Право адвоката на выражение собственного мнения тесно связано с обязанностью защиты клиента. Кутан vs. Франции 2008. Заявительница выступила с пресс-релизом в связи с конкретным делом, которое вела. Обвинила публичную власть в ненадлежащих действиях по ведению следствия, при этом жалоб в рамках процесса заявительница на действия публичных субъектов не подавала. ЕСПЧ признал, что подобное выступление не было единственно возможным способом защиты права, была превышена необходимость защиты интересов клиента.

Логика может быть следующей: иммунитет есть у представителя в зале судебного заседания и нет вне зала заседания, однако, и вне зала заседания действия представителя могут быть связаны с защитой (будет иммунитет), и в зале судебного заседания действия представителя могут быть не связаны с защитой (т.е. иммунитета не будет).

Критика суда

Свобода слова адвоката по поводу действий суда: Киприану vs. Кипра (2005) – установлено нарушение ст. 6 Конвенции, иммунитет адвоката предполагает несоразмерность привлечения к уголовной ответственности, достаточно дисциплинарной или гражданской. Вопрос ответственности адвоката должен решаться в адвокатском образовании при дисциплинарном разбирательстве.

1998 г. Состоялся Конгресс, где обсуждался вопрос роли юристов (п.20, 27 дела Никулы), адвокат должен иметь иммунитет от всего, что соответствует кодексу Этики.

В РФ – ч.2 ст. 18 Кодекса этики – иммунитет адвоката не полный, можно осудить за разжигание национальной розни в суде.

Ст. 4 Кодекса этики – действия должны соответствовать принципам нравственности в обществе, не должны умалять права других участников процесса, даже если такие участники ведут себя некорректно.

Игорь Кабанов vs. РФ – письмо, направленное председателю ВС РФ, носило частный характер. П. 57 – назначено несоразмерное наказание.

Садай vs. Турции – обратная сторона иммунитета, возможно, что права адвоката ограничиваются в большей степени, так как лицо обладает специальным статусом.

Авторитет правосудия как цель ограничения прав и свобод, но! как быть с самими судьями? Кудешкина vs. РФ – может ли судья критиковать судебную власть, учитывая, чл ст. 10 Конвенции предполагает возможность ограничения по мотиву авторитет судебной власти. НО! что такое – авторитет судебной власти? Могу ли я верить судье, если я его не выбирал? Возможно, что мы не допускаем высказываний судьи о судебной системе, так как это слишком большой удар по системе или критика допустима только до определенной границы.

Должны ли мы разграничить знания, полученные о судебной системе в общем или по конкретному делу – может ли быть различным ущерб, причиняемый оглашением полученных знаний? Что мы разрешим – оглашать общее впечатление или впечатление от конкретного дела?

ЕСПЧ – идет по пути соразмерности, не допуская ни абсолютного запрета ни разрешения. Однако, возможно необходимо сделать выбор и какое-либо из решения положить в основу доктрины судоустройства или мы должны позволить каждому государству самостоятельно решать этот вопрос, так как государства слишком далеки друг от друга.

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Страницы
Инструменты