Элементы иска

Материал из ВикиПроцесо
(перенаправлено с «Основание иска»)
Перейти к: навигация, поиск

Элементы иска - предмет и основание иска ст.39 ГПК РФ, под которыми как правило понимаются материально-правовое требование истца и те фактические обстоятельства, на которых он осноывавывает свои требования. Элементы иска необходимы для индивидуализации иска.

Индивидуализация иска

Индивидуализация иска – это то, чем один иск отличается от другого. Иски различаются по предмету и основанию. ст.221 ГПК РФ – нельзя обратиться с иском о том же предмете, по тем же основаниям между теми же сторонами. Но стороны – это не элементы иска. Стороны – это физические и юридические лица. Стороны – субъекты спора. Иск есть правовое средство защиты. Граждане и организации не могут рассматриваться как элементы средства защиты. Средства, которым стороны пользуются для разрешения спора, характеризуются по предмету и по основанию. Спор в целом характеризуется предметом, основанием и сторонами (элементы спора).

Элементы иска призваны индивидуализировать иск. Индивидуализация есть отличие одного иска от другого. Индивидуализация иска призвана обеспечивать реализацию правил о внутреннем и внешнем тождестве иска. Правила о внешнем тождестве иска воплощено в ст.134 ГПК РФ. Правила о внешнем тождестве – это правила о запрете повторного предъявления ранее рассмотренного иска. Ст. 134 ГПК – судья отказывает в принятии искового заявления, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору о том же предмете, по тем же основанием и между теми же сторонами. Т.е. правила о внешнем тождестве – это запрет принимать к рассмотрению ранее рассмотренный иск. Эти правила называются внешними, поскольку сравниваются два разных иска и если они совпадают, то мы отказываем в принятии их к рассмотрению.

Правила внутреннего тождества – ст.39 ГПК РФ. Истец вправе изменить предмет или основание иска. Правила внутреннего тождества состоит в запрете одновременного изменения предмета и основания иска по ходу процесса – менять можно только либо предмет, либо основание. Это правило называется правилом внутреннего тождества, поскольку здесь мы говорим об одном и том же иске на разных этапах процесса. Иск, который был принят судом к производству, должен сохранить внутреннее тождество до удаления суда в совещательную комнату. По действующему законодательству можно изменить только один элемент, что не влияет на внутреннее тождество иска. Внутреннее тождество устанавливается в тех случаях, когда при изменении истцом предмета или основания иска в процессе рассмотрения дела обеспечивается единый интерес.

Тождественными являются иски, в которых совпадают стороны, предмет и основание. При этом факты, обосновывающие иск, индивидуализируют рассматриваемое судом правоотношение лишь при условии их совершения до момента удаления суда в совещательную комнату. Факты, совершившиеся после этого момента, создают новое основание, на которое действие решения суда не распространяется.

Под предметом иска понимают –

  1. материально-правовое требование;
  2. способ защиты;
  3. правоотношение – иск возникает по поводу правоотношения.

Под основанием иска понимают –

  1. фактические обстоятельства;
  2. юридические факты;
  3. правоотношение.

Предмет иска

В виндикационном иске предметом иска следует понимать защиту права собственности. В отношении иска супруга о расторжении брака в случае, если впоследствии супруг отказывается от иска, то может ли он потом повторно подать такой иск? Да, может, ведь каждый раз основание иска меняется. Каждое новое желание расторгнуть брак – это новое основание иска.

В исковом заявлении элементы иска буду объективированы в реквизитах искового заявления. Не путать реквизиты искового заявления и элементы иска! Исковое заявление – это процессуальный документ, у документа всегда есть реквизиты, а иск – это средство защиты. Иск объективируется в исковом заявлении, реквизиты искового заявления не отождествляемы с элементами иска. В ст.131 ГПК РФ в п.4 необходимо изложить требование иска со ссылкой, в чем состоит нарушение или угроза нарушения прав, а в п.5 должны указываться обстоятельства, на которых истец основывает свои требования (основание иска).

Например: Гражданка имеет квартиру, имеет сына, который занимается бизнесом. Ей пригрозили, что если она хочет увидеть сына живым, то она должно вернуть большую сумму денег, которую задолжал сын. На следующий день она оформляет купчию на квартиру, сын к ней возвращается живым и когда она приходит в себя, возбуждается уголовное дело по факту вымогательства. Она предъявляет гражданский иск в уголовном процессе с требованием признать заключенную сделку недействительной как совершенной в результате насилия. В дело вступают крупные адвокаты и добиваются переквалификации деяния с вымогательства на самоуправство. А поскольку самоуправство амнистируется постоянно, то выходит акт об амнистии и обвиняемые дают свое согласие на применение к ним амнистии. Уголовное дело прекращается, гражданский иск остается без рассмотрения. У нее остается 6 месяцев для предъявления иска (исковая давность), но она ничего не знала об этом и предъявила иск через 6 месяцев и 45 дней, и ответчик, естественно, заявляет о пропуске срока исковой давности. За 6 месяцев 45 дней квартира 6 раз была перепродана и она уточнила исковые требования, попросив привлечь в качестве ответчиков всех участников, сформулировав следующим образом исковые требования: первая сделка недействительна, поскольку имел место порок воли – насилие, а вторая, третья, четвертая и пятая недействительны потому, что недействительна первая. В общей сложности дело слушалось 6 лет и в апреле 2003 года грянуло знаменитое Постановление КС РФ №6-П от 21.04.2003 "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского Кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева" . Спустя 8 месяцев в январе 2004 г. ее адвокаты подали уточнение в одну строчку. Но так как между ней и последним лицом в цепочке этих сделок договорных требований не было. К последнему лицу ее требование было виндикационным. Адвокаты подали следующее уточнение – «просим вернуть квартиру на основании ст.302 ГК». Ответчик заявил о том, что к иску о виндикации ответчик перешел лишь в январе 2004, а срок исковой давности по виндикационному иску истек. Таким образом, первое требование о признании сделки недействительной – отклонено за пропуском срока исковой давности, а второе требование – о виндикации также отклонено по тому же основанию. Таким образом, суд отказывает ей в иске, указывая, что по обоим требованиям пропущен срок исковой давности.

Существуют следующие проблемы:

  1. Согласно ст.131 ГПК истец не обязан указывать нормы права, на которые он ссылается. Но даже если он и был обязан их указывать, все равно норму права, которая подлежит применению в конкретном деле, определяет суд (абз. 3 п.3 Постановления КС РФ №6-П). Следовательно, даже если норма права и была бы указана в исковом заявлении, для суда она не была бы обязательной. Норму права отыскивает суд.
  2. Разве истец не обязан указывать нормы права? Процесс не является профессиональным, т.е. в процессе не обязательно участвует адвокат. А если иск предъявляет гражданин, не изуродованный высшим юридическим образованием, то он формулирует иск, как может. Это может быть выражено обычным русским языком, либо юридически по-русски. Следовательно, какое именно требование она предъявила, виндикационное или реституционное, зависит от суда, который даст надлежащую правовую квалификацию. Ее иск, учитывая, что между ней и ответчиком, нет договорных отношений, является виндикационным. А когда этот иск стал виндикационным? Когда она дала ссылку на эту статью или даже если она не сделала бы этой ссылки, он все равно был бы виндикационным? Следовательно, ее иск являлся виндикационным безотносительно того, сделана ли эта ссылка или нет. Этот иск являлся виндикационным с точки зрения правильной правовой квалификации. Эту квалификацию дает суд. Это иск стал виндикационным с момента, когда она привлекла в качестве ответчика лицо, с которым она не состояла в договорных отношениях. Этот момент был давно, в пределах срока исковой давности.

В п. 3 указанного Постановления Конституционный Суд, противореча сам себе и отчасти здравому смыслу, указал, что с одной стороны, Гражданский кодекс Российской Федерации - в соответствии с вытекающими из Конституции Российской Федерации основными началами гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 ГК Российской Федерации) - не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых, способов; граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК Российской Федерации вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению. Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации лицо, полагающее, что его вещные права нарушены, имеет возможность обратиться в суд как с иском о признании соответствующей сделки недействительной (статьи 166 - 181), так и с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статьи 301 - 302). И тут же Конституционный Суд указал, что из статьи 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 76 (части 3, 5 и 6), 118, 125, 126 и 127 следует, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды самостоятельно решают, какие нормы подлежат применению в конкретном деле В абз.1 п.3 постановления КС РФ №6-П суд употребляет термин «способ защиты»? каком смысле – в цивильном, в смысле ст.12 ГК, или в чисто обывательском? Конечно, в цивильном. Таким образом, граждане и организации сами избирают способ защиты. Однако, через абзац написано, что суд «самостоятельно решает, какие нормы подлежат применению в конкретном деле». Если я прошу вернуть квартиру в порядке реституции, имеет ли суд право вернуть мне ее в порядке виндикации? С точки зрения абз.1 не имеет, а с т.з. абз.3 – имеет. Вот почему там допущено принципиальное логическое противоречие. Или я избираю способ защиты, и дело решается на основании той нормы права, которую я избрал, или суд избирает нормы права, но тогда не надо будет делать вид, что я избираю способы защиты. Тогда истец избирает не способы защиты, а просительные пункты искового заявления. По абз.1 постановления КС РФ предметом иска является способ защиты, а по абз.3 – предметом иска является материально-правовое требование, а суд уже, найдя норму права, избирает, каким способом он возвращает мне квартиру. Соответственно либо предмет иска – это материально-правовое требование, либо предмет иска – это способ защиты.

Основание иска

С ним сложнее. Одни и те же факты оказываются одновременно предусмотренными гипотезами двух норм права. Совокупность обстоятельств одновременно является фактами, свидетельствующими, что сделка совершена с пороком воли (насилие, угроза), и эти же обстоятельства свидетельствуют о том, что владение утрачено собственником помимо его воли. Факты одни и те же, но применены к ним могут две разные нормы права.

Основание иска – первая концепция (фактические обстоятельства), другая концепция (юридические факты). Как это можно отделить фактические обстоятельства и юридические факты? Факты становятся юридическими через норму права, через ее гипотезу. В ситуации, когда один и тот же факт может быть предусмотрен двумя разными гипотезами, один и тот же факт – дает нам два юридических факта. Один и тот же фактический состав являлся основанием иска и о реституции, и о виндикации. Факт один, а юридических фактов два. Просто факт – это факт реальной действительности, то, что происходило на самом деле. Просто факт, будучи предусмотренным гипотезами двух разных норм права, даст два юридических факта. Так если под основанием иска понимать юридический факт, то перед нами иск о реституции и никакой виндикации тут нет; если же под основанием иска понимать просто факты, то тут может быть как реституция, так и виндикация.

Почему элементы иска способны выполнять индивидуализирующую роль? Потому что элементы иска может изменить только истец (в этом диспозитивность), суд изменить элементы иск не может. Но зато суд ищет нормы права, а норма права – это с одной стороны, способ защиты, а с другой – юридические факты. Если суд не может изменить элементы иска, но ищет норму права, то под элементами иска остается понимать:

  1. под основанием – просто факты;
  2. под предметом – материально-правовое требование (а не способ, поскольку способ – это требование сквозь призму соответствующей нормы права).

Предмет зависит от того, какая норма права будет применена. А что касается основания – истец указывает просто факты, поскольку он не знает, какие из них в итоге будут юридическими. КС РФ пустил нас всех по кругу. Может быть либо только абз.1, либо абз.3 постановления КС РФ.

Все это существует не само по себе, а связано с правом ответчика на защиту – ответчик должен знать, против какого иска он защищается. Если одна и та же совокупность фактических обстоятельств одновременно предусмотрена гипотезами двух разных норм права и дает возможность вернуть квартиру либо по реституции, либо по виндикации, но реституция с годичной давностью, а виндикация – 3 года, то как же ответчику понять, о пропуске какой давности ему надо заявлять? Если он не знает, какой это способ защиты, как он поймет, о пропуске какой давности он должен заявить?

Постановление Пленума ВАС РФ №8, где в п.25 – а с чего это в иске о реституции выяснится, что приобретатель является добросовестным? Разве реституция связана с добросовестностью?

Добросовестность есть категория виндикационного иска, только для него она имеет значение. Это можно понять только так, что суд ищет норму права, подлежащую применению. Если суд видит, что между истцом и ответчиком нет относительных правовых связей, и несмотря на то, что предъявлен реституционный иск, разрушающую всю цепочку договорных отношений, на самом деле нужно предъявлять иск о виндикации и тогда суд начнет выяснять добросовестность и т.д. мы начинаем вставать в тупик, выход из которого полностью зависит от того, какой иск находится на рассмотрении.

Какой из двух абзацев КС РФ нужно признать правильным? Правильным нужно признать 3 абзац, поскольку 3 основан на том, что риск правовой неграмотности не может лежать на истце. Раз процесс не является профессиональным, раз участие адвоката не является обязательным, то риск правовой неграмотности не может лежать на истце. И поэтому норму права ищет суд, и поэтому нельзя проиграть дело, если вы не знали, на какую норму нужно сослаться. В этом смысле вся наша состязательность основана на том, что процесс не является профессиональным. Если бы в основе кодекса лежал принцип профессионализма его участников, то это был бы другой кодекс.

Взгляд на ситуацию со стороны ответчика.
Например: В Василеостровской районном суде СПб Шварц представлял нотариуса по иску, предъявленному ей при следующих обстоятельствах: нотариус удостоверила договор купли-продажи квартиры, и представленные ей для удостоверения договора правоустанавливающие документы были фальшивыми, а подшитое к ним свидетельство о государственной регистрации права продавца – подлинным. Как такое бывает? Потом появился настоящий собственник и предъявил виндикационный иск. Было возбуждено уголовное дело, никого не нашли, собственник виндицировал квартиру (несмотря на то, что приобретатели были добросовестны). Так семья оказалась на улице, они не придумали ничего лучшего, как предъявить иск о солидарном взыскании причиненного ущерба к нотариусу за незаконное удостоверение сделки и к РФ за действие регистрирующего органа, т.е. за регистрацию этой сделки.

В ст.17 Основ законодательства о нотариате – нотариус, совершивший нотариальное действие вопреки положениям настоящих основ, а равно разгласивший нотариальную тайну возмещает ущерб, причиненный этим нотариальным действием. В иных случаях, нотариус возмещает ущерб, если нет иных лиц, обязанных возместить ущерб.

В иске к нотариусу ст.17 не было, там были ссылки на главу о деликтах по ГК, поэтому М.З.Шварц написал отзыв на деликтный иск, понимая при этом, что в связи с тем, что деликтной ответственности нет, то суд может применить ст.17 Основ и применить невиновную рисковую ответственность.

Отсюда с точки зрения ответчика КС РФ прав в первом абзаце: если вы избрали способ защиты, то ответчик защищается против этого способа защиты. А с точки зрения истца правильный 3 абзац. Что же делать?

Иногда среди элементов иска выделяют еще 'содержание иска. Содержание иска указывает на способ судебной защиты, за которой истец обращается в суд. По содержанию иски делятся на виды.

Учитывая сущность элементов иска, можно дать следующее более полное его определение. Иском называется требование юридически заинтересованного лица (истца), обращенное к суду первой инстанции, о защите нарушенного или оспариваемого субъективного права или охраняемого законом интереса установленным законом способом на основании указанных фактов, с которыми связываются неправомерные действия ответчика.

Теории фактической и юридической индивидуализации

На эту тему есть Задачка Шварца: Мебельный гарнитур

Новый АПК РФ в п.4 ч.2 ст.125 АПК РФ ввел новое требование к оформлению искового заявления, которого ранее не было. А именно – в исковом заявлении должны быть указаны требования истца к ответчику со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты… Ранее такого требования к оформлению искового заявления процессуальные кодексы не знали. И ГПК до сих пор не знает. Чем же является требуемое от нас в АПК правовое обоснование иска – элементом иска или реквизитом искового заявления? В соответствии со статьей ст.170 АПК РФпри вынесении решения суд обязан объяснить, почему он применил или не применил те или иные нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. Исходя из этого, правовое обоснование иска, даваемое истцом в исковом заявлении, не является обязательным для суда при вынесении решения. На это прямо обратил внимание Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 11 от 24.06.2008 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» (п. 6): «При определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела». А поскольку правовое обоснование истцом своего требования не является обязательным для суда, то это не элемент иска, а реквизит искового заявления. Но в действительности все сложнее. Правовое основание иска – это то, что в конечном итоге надлежит установить по делу. В предмет доказывания должны входить нормы права. У нас же получается бред. У нас провозглашен принцип состязательности в процессе. А выбор судом нормы права по своему усмотрению нарушает основы состязательности в процессе.

Например: дело адвоката Егорова. Суд самостоятельно перешел от иска о защите чести и достоинства (со своим предметом и основанием) к иску о защите другого неимущественного права – тайны личной жизни. Хотя истец об этом не просил, не заявлял, что номер его телефона (хотя формально, по закону «О защите персональных данных», это и относится к персональным данным лица) – это тайна его жизни. И номер его был опубликован в телефонном справочнике «Желтые страницы». Но суд посчитал, что это тайна личной жизни и применил соответствующую норму и взыскал моральный вред. А ответчик не защищался от такого иска, т.к. полагал, что данные сведения не порочат честь и достоинство истца (тем более, что он вообще не был упомянут в статье).

Норма права должна быть объектом спора, состязания сторон и иметь индивидуализирующее значение.

Согласно теории фактической индивидуализации иск индивидуализируется фактом. Согласно теории юридической индивидуализации иск индивидуализируется правоотношением. Правоотношение есть факт + норма права. Отсюда в юридической индивидуализации иск индивидуализируется нормой права, на которую ссылается истец. Действующий закон, в ситуации, когда истец не обязан указывать норму права, и даже если должен был, она не имела бы обязательной силы для суда, стоит на позициях фактической индивидуализации. Проблема обеспечения равноправия, обеспечения состязательности, делает этот вопрос на практике вопросом юридической индивидуализации, поскольку для того, чтобы ответчик понимал, против какого иска он защищается, поэтому необходимо иск в той или иной степени юридически индивидуализировать. Поэтому практика на позициях юридической индивидуализации, а закон – на позициях фактической.Приходится хорошо задуматься о доступности правосудия в современном процессе. То есть судебная практика в условиях такого законодательства стоит в итоге на позиции юридической индивидуализации иска. В условиях состязательности суд не будет помогать истцу, искажая состязательность. Хотя формально суд не связан нормой права, на которую ссылается истец, и сам ищет правовую квалификацию.

Например: Профсоюз создан, работники просят удерживать взносы, их удерживают, но не перечисляют в профсоюз. Адвокаты, предъявив иск, ошибочно сослались на 302 ГК (деньги виндицировать нельзя). В иске отказано, но с указанием, что можно использовать другой способ защиты. Иск будет таким же, номер статьи будет другим. А истца пустили по кругу. С точки зрения АПК, это незаконные постановления. Но с точки зрения логики, это правильно. Иск о взыскании тех же сумм со ссылкой на другую норму права – это тождественный иск. Новая норма права не создает нового иска. Иск остается тем же, по действующему процессуальному закону. Это будет отказ в принятии искового заявления.

Каждая правовая норма – свой предмет доказывания, своя допустимость, норма это предмет спора, норма это все. Ответчик не может защищаться против всех правовых интерпретаций. Давай, защищайся против всех, а мы разберемся. Современная состязательность – Сцилла, а юридическая безграмотность населения – Харибда. И между ними должен пройти суд.

Изменение элементов иска

Правила внутреннего тождества иска состоят в том, что нельзя одновременно менять предмет и основание иска. Здесь чисто практические соображения заставляют отступать от этого правила. В чьих интересах введено это правило? Это правило введено в интересах ответчика. Он, войдя в процесс против одного иска, должен выйти из процесса против этого же иска. Подменить один иск другим закон запрещает по ходу процесса. Истец нуждается в этом, но интересы ответчика служат основанием запретить истцу такое одновременное изменение. Под увеличением размера исковых требований следует понимать увеличение суммы иска по тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении. Увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных исковых требований, которые не были истцом заявлены в исковом заявлении. Так, например, требование о применении имущественных санкций не может расцениваться как увеличение размера требований по иску о взыскании основной задолженности. Такое требование может быть заявлено самостоятельно.

Например: Предъявлен виндикационный иск. Ответчик, чувствующий проигрыш, приносит вещь в зал суда и уничтожает ее на глазах судьи. Виндикационный иск не подлежит удовлетворению. Остается переходить к деликтному иску и возмещать стоимости уничтоженного имущества. Но ведь требование о возмещении стоимости вещи это другой предмет и другое основание. Ведь один иск был вещным, теперь иск становится обязательственным и все здесь будет принципиально иным, чем в первоначальном иске. Строго говоря, мы должны запретить в таком изменении, отказать в виндикационном иске, и предложить истцу заново подать иск, заново заплатить госпошлину, что превращается в издевательство над истцом. Поэтому на каждом шагу жесткость этого правила компенсируется его неисполнением.
Например: Предъявлен иск о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности в виде возврата того имущества, которое было передано по сделке. Был заключен договор аренды земельного участка, который является действительным только при наличии госрегистрации. Ответчик, вступив в дело, сказал, что договор не прошел госрегистрацию, а значит, договор без госрегистрации является незаключенным, а незаключенный договор не может быть признан недействительным. Естественно, истец желает тут же перейти к требованию о возврате земельного участка как последствие незаключенности. А можно ли так? Ведь это уже совсем другой иск, своем другое основание. А если мы вспомним, что логика построений основана на том, что процесс непрофессиональный, то мы тем самым запрещаем истцу реагировать на возражение ответчика.

Способ защиты, избранный истцом, - это содержание иска. Оно не влияет на индивидуализацию иска.

Например: Самый яркий пример – права потребителя. Ст.18 закона о защите прав потребителей предоставляет большое количество разнообразных способов защиты своих прав. Преподавательница с Юрфака имела неосторожность заказать кухню, которая была поставлена несоответствующей договору. Начались тяжбы, шли экспертизы, дело двигалось 3 года. Сначала она требовала заменить фасады кухни, потом еще что-то, в итоге экспертизы вообще не могли разобраться в том, что она заказала и что ей поставили, но в конце концов было обнаружено, что в стеновой панели была большая трещина, а это существенный недостаток, и вот она собралась в очередной раз изменить предмет иска и потребовать расторжения договора. Но вот какое дело: не скажут ли, что она пропустила срок исковой давности? Не распространяется ли срок исковой давности на изменение предмета иска? Она переходит к еще одному способу защиты по ходу процесса и понимает, что она переходит к нему уже по истечении 3-летнего срока.

Проблема изменения предмета иска связана с исковой давностью. Течение давности прерывается применительно к факту нарушения права или применительно к избранному способу защиты? Она первоначально потребовала соразмерного уменьшения цены – давность прервана для соответствующего способа защиты или давность прервана для самого факта нарушения и теперь уже после предъявления иска можно переходить к другим способам защиты бесконечно? Задавнивается способ защиты или факт нарушения?

Например, она требует соразмерного уменьшения покупной цены, ее иск оставлен без рассмотрения. Она решает предъявить новый иск о расторжении договора. Так вот, когда она предъявила новый иск давность для этого иска текла, пока первый иск находился на рассмотрении? Строго говоря, по ГК давность продолжала течь, и предъявление первого иска не прервало течение давности для других способов защиты.

А если эти способы защиты предъявляются путем изменения предмета иска? Т.е. она начала путем изменения покупной цены и по ходу дела перешла к расторжению договора. Но ведь решение по первой и по второй ситуации не должны отличаться друг от друга. Если она перешла к этому способу защиты по ходу рассмотрения, изменив предмет иска, то вопросов нет, с давностью у нее все в порядке. А если она первое дело закончила и предъявила новый иск с таким способом защиты, то здесь давность уже обсуждается и можно проиграть дело по мотиву пропуска давности. Последнее еще раз нас возвращает к тому, что такое предмет иска. Если это способ защиты, то тогда задавнивается способ защиты. Если это только материально-правовое требование (т.е. просительный пункт заявления) безотносительно его юридической индивидуальности, независимо от того, какой это там способ защиты, то тогда можно предполагать, что можно менять предмет иска до бесконечности и давность уже обсуждаться не будет.

Что задавнивается, факт нарушения или способ защиты? Ведь закон о защите прав потребителей предоставляет большое количество разнообразных способов защиты и, естественно, в иске указывается только один из них. Предъявление иска прерывает течение срока для всех возможных способов защиты или только для избранного способа защиты? Фактически, героиня узнает об этой щели в стеновой панели только из заключения эксперта, поэтому она меняет иск в процессе, поскольку у нее и новый факт основания, и новый предмет иска (новый способ защиты). Она меняет иск потому, что реагирует на то, чем наполняется процесс. И строго закон запрещает это делать.

Точка зрения в литературе – одновременное изменение элементов иска допускается до той поры, пока неизменным остается то благо или интерес, на защиту которого направлен иск. Так как иск предъявлен в защиту права потребителя и этот интерес в получении кухни надлежащего качества остается неизменным, то можно менять все, как угодно без ограничений. Ответчик знает, в чем его упрекают, и его положение является определенным в том смысле, что не всякие иски ему предъявляют, а только те, которые связаны с поставкой кухни надлежащего качества.

Спорным в теории является вопрос о возможности замены требования о взыскании процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, на требование о взыскании неустойки, предусмотренной договором. В обоих случая предмет – это требование о взыскании денег или это два разных требования (неустойка и проценты по ст. 395). Скорее, это два разных требования.

Например: Пример на соотношение неустойки и процентов по ст.395 ГК. Кредитор предъявляет иск о взыскании неустойки за пользование чужими денежными средствами. Он видит, что на самом деле по ставке рефинансирования взыскать можно было за пользование чужими денежными средствами больше, чем по договорной неустойке. И теперь он желает перейти от иска о взыскании неустойки к иску о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. Это и новое основание, и новый предмет: сначала он ссылается на договорные положения о неустойке и требует уплаты договорной неустойки как способ защиты, во второй случае – он ссылается на факт пользование чужими денежными средствами и переходит к иному способу защиты. При этом на самом же деле увеличивается лишь цена иска, но это переходит к фактически другому иску (и новое основание, и новый предмет). Но если мы скажем, что мы защищаем интерес, то интерес остается неизменным и поэтому можно изменить и предмет, и основание. Это общегосподствующая точка зрения в литературе.

Но этот критерий является крайне умозрительным. По существу, действительно иногда это интерес сложно определить. В странах классической состязательности процесс начинался с юридической индивидуализации иска, а закончился – фактической индивидуализацией. Они перешли к фактической индивидуализации потому, что многие категории дел исторически рассматривались присяжными заседателями, которые не являлись профессионалами. Когда дело рассматривается присяжными, мы не знаем, чем закончится дело. Поэтому адвокаты закладывают такую возможность, чтобы, начав с иска из договора, потом можно было перейти к иску с использованием внедоговорного способа защиты – главное выиграть, а с каким иском – это не важно. Отсюда появились иски с альтернативным основанием.

Иски с альтернативным основанием.
Например: Исковое заявление: заключил договор, передал товар, наступил срок платежа, он не заплатил, прошу взыскать. Однако если этот договор является недействительным, прошу взыскать, но в качестве реституции. Однако если он является незаключенным, то все равно прошу взыскать, то в качестве кондикции. Но если мы предъявим такой иск в наш суд, мы получил универсальную формулировку на все случаи жизни – «уточните исковые требования». Иначе говоря, не кажется ли вам, истец, что в одно исковое заявление вы засунули три иска, да еще взаимоисключающие, т.е. альтернативные. Но для истца это не имеет значения, ему главное, что деньги вернули, а как – это не важно. Но так не пойдет, судья хочет, что истец определился. Так мы фактически делаем процесс профессиональным. В Америке такой иск предъявить можно.

Понять, как прерывается давность, по отношению ко всем способам защиты или нет, очень не просто. Есть мнение, что либо мы должны признать, что наш процесс является профессиональным, либо перейти к иску с альтернативным основанием. Можно смотреть на предмет иска, как на просто требование, и на основание, как на просто факты. Но как только мы смотрим на предмет иска как на способ защиты и на основание иска, как на юридические факты, сразу же возникает множество проблем (в частности связанных с исковой давностью). Полноценная состязательность невозможна без юридической индивидуализации иска, т.к. норма права также является объектом состязательности сторон. Судебная практика на данный момент – вполне источник права . В решениях можно встретить «Согласно сложившейся арбитражной практике (№ …)». И стороны вовлекают прецеденты для понимания закона, а не факта. Юридическая квалификация начинает индивидуализировать споры. Самый классический пример – договорные споры. Истец просит суд признать договор недействительным, а суд признает его незаключенным. Ведь норма права для суда необязательна! Это огромная проблема. Состязательность должна найти законченное воплощение в юридической индивидуализации иска.

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Страницы
Инструменты